loader

Протесты в Ингушетии: истоки, характер и перспективы разрешения конфликта

  • Протесты в Ингушетии истоки характер и перспективы разрешения конфликта

Магас: В столице Ингушетии уже почти неделю (с 4-го октября) продолжаются акции протеста ингушей, направленные против реализации идеи о закреплении границы между Ингушетией и Чечней, что предусматривает и обмен территориями.

Напомним вкратце события последних лет, приведших к акциям протеста.

26 сентября главы Ингушетии и Чечни подписали договор о закреплении границы между регионами, которая не была четко установлена в 1991 году. Согласно документу, между регионами проведен равноценный обмен нежилыми территориями Надтеречного района Чечни и Сунженского района Ингушетии.  Несмотря на то, что Конституционный суд Ингушетии выступил против утверждения соглашения в парламенте республики без референдума,

Ингушский парламент 4 октября принял закон о ратификации данного договора. В тот же день глава Ингушетии подписал этот закон.

Решение Народного собрания вызвало недовольство определенной части населения республики. 4 октября в Магасе началась несанкционированная мирная акция протеста.

  Основное требование протестующих - вынести вопрос об установлении границы на референдум.

Акция носит мирный бессрочный характер. В понедельник протестующие перешли с центральной площади Магаса на новую площадку по согласованию с местными властями. 

«Ситуация с чечено-ингушской границей не улучшится без решения о ее закреплении»,- заявил недавно глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. «Прекратите торговать этим вопросом», — призвал он протестующих.

Днями с ачастниками протеста втречался первый Президент Ингушетии Руслан Аушев, который сказал: «Решения надо согласовывать по вайнахскому обычаю, по традиции – со своим народом. Если это брат передает землю брату, он должен согласовать со своей семьей. Если тейп передает другому тейпу, он должен согласовать со своим тейпом. Вдруг кому-то эта земля нужна. Нельзя в таком экстренном порядке такие решения принимать».

Тем не менее Аушев предложил создать оргкомитет  для совместного поиска  с действующей властью компромиссного решения.

В предыдущие года, когда происходили консультации об установлении административных границ, многих пугал прецедент  1992-го года, когда между Ингушетией и Северной Осетией  возник вооруженный конфликт из-за части территорий, которые после депортации ингушей отошли к соседям.

Вчера многих шокировали слова Рамзана Кадырова, сказанные  в эфире ЧГТРК «Грозный» о том, что его «устраивает и воевать». Но знающие специфику общения лидера Чечни, поспешили успокоить земляков, сказав, что они адресованы не ингушскому народу, а к тем, кто допускает публичные оскорбления в адрес руководства соседней республики,- отмечает тематический портал «Кавказский узел».

На этом же ресурсе размещен комментарий картографов, которые отмечает, что вопреки версии, что обмен землями – равноценный, на самом деле Ингушетия передала Чечне территории, которые по площади в 26 раз больше полученных от Чеченской Республики в результате соглашения о границах. 

 «Кавказский узел»  ведет обновляемую хронику протеста в Магасе.

Кстати, один из ее авторов – Беслан Кмузов согласился ответить на вопросы журналистов нашего агентства.

А пока- взгляд на события – с берегов Днепра. Своё видение ситуации в Ингушетии для нас согласился высказать Владимир Кушниренко, эксперт-международник, кандидат политических наук, преподаватель Киево-Могилянской Академии

FRONT NEWS INTERNATIONAL -В чем причина отсутствия четкой административной границы между Чечней и Ингушетией и почему к ее фиксации власти решили обратится лишь сейчас?

ВЛАДИМИР КУШНИРЕНКО - Тут всё дело в трагическом историческом прошлом. Как известно, в 1943-м году и чеченцы, и ингуши были депортированы со своей исторической родины, а когда в конце 50-х они вернулись со ссылки домой, выяснилось, что к этому времени часть их территории отошла к Северной Осетии.

Впрочем, в советское время все эти внутренние административные границы были достаточно условные, но после распада Советского Союза в той же России начался настоящий парад суверенитетов.

 К примеру, Караваево-Черкесская автономная область выделилась из Ставропольского края и была преобразована в отдельную республику, как субъект Российской Федерации.

Чечено-Ингушская автономная социалистическая республика тоже разделилась на два субъекта Федерации, что нашло свое отражение и в Конституции РФ 1993-го года.

Потом началась первая Чеченская война 1993-1996 годов. Ингуши были на границе этих событий, тогда очень много беженцев из Чечни нашли временный приют в республике.

Но тогда была сильная позиция руководства Ингушетии в лице авторитетного в своем народе Президента -генерала Руслана Аушева.

FNI -Есть мнение, что чеченцы и ингуши- фактически один народ, а язык отличается небольшими диалектическими нюансами.

В.К.-Подобное мнение- поверхностное. И вообще этногенез – процесс формирования современных этносов из родоплеменных объединений в этом регионе- многовековой и вовсе не линейный. Да и сами ингуши состоят из двух условных групп- горных и тех, кто проживает на равнине.

 Многое между чеченцами и ингушами - действительно схожее, но есть и отличия, культурные установки, этногенетические особенности, и это тоже определенным образом приводит к политизации вопроса.

В данном случае, говоря о необходимости фиксации административно-политической границы между двумя субъектами Российской Федерации, должны учитывать, что споры между Чечнёй и Ингушетией по вопросу о принадлежности Сунженского и Малгобекского районов, ведутся с середины 1990-х годов, и они воспринимаются довольно остро, как по экономическим причинам, так и по этническим.

Нынешние протесты возникли в-основном по причине того, что предложенные изменения принимались без учета широкого мнения ингушей. Как известно, в начале октября Конституционный суд Ингушетии потребовал, чтобы соглашение об установлении границы Ингушетии и Чечни рассматривали на общереспубликанском референдуме.  В заявлении председателя суда было сказано, что депутаты Народного собрания республики не имеют права рассматривать соглашение об установлении границ на своё усмотрение, игнорируя волю народу.

FNI -Но с другой стороны возникает вопрос: а все ли вопросы стоит выносить на референдум? Может быть решение столь специфических вопросов должно в первую очередь опираться на выводы экспертов и подкрепляться ответственностью политиков?

В.К.-Поймите, любая перекройка границ- это вопрос- прежде всего социальный. Есть конкретная современная ситуация. Люди живут в одном режиме, а тут их переводят в другой. Да, пускай всё это – Российская Федерация, но каждая республика имеет свою администрацию, свои сложившиеся традиции управления, свои клановые связи, наконец. И вот в один момент наступает изменения сложившегося status quo. И это всё может привести к ощущению дискомфорта для людей.

Если провести параллель о смене юрисдикции территорий, наиболее отчетливо это на себе ощутили жители Крыма, после оккупации полуострова Россией, когда разом разрушились привычные типы коммуникации, поездки, круг общения и человек, выброшенный из привычной доселе среды обитания, должен по-новому себя воспринимать в изменившимся не с его вины мире.

Конечно, параллель с аннексированным Крымом не во всем уместна, ведь тут мы имеем со стороны России вопиющее нарушение международного права, но даже внутренняя перекройка административных границ должна учитывать специфику Кавказа.

FNI –Все же в данном случае человеческий фактор будет играть меньшую роль, ибо в соглашении говорится, что в рамках фиксации границ, произойдет обмен преимущественно нежилых территорий. А если провести параллель с Балканами? Насколько я знаю лидеры Сербии и Косово предварительно договорились об обмене территориями, где компактно проживают те или иные национальные меньшинства?

В.К.-Между сербами и косоварами были кровавые столкновения. Но (при всех возможных претензиях друг к другу) я исключаю вероятность войны между чеченцами и ингушами.

FNI -А есть ли вероятность того, что протесты в Магасе могут стать более радикальными, как это было в том же Ереване, и местный Майдан будет выдвигать к власти более широкий спектр требований?

В.К.-Я б не стал сравнивать Северный Кавказ с Арменией. Во-первых, тут, после двух чеченских войн, -  территория особого контроля со стороны центральной власти. К тому же в Ереване на политический процесс отчетливей оказывала влияние борьба местных партийных финансово-экономичных кланов.

FNI -Как дальше, по-вашему, будет развиваться ситуация? Перекинутся ли протесты на другие регионы России?

В.К.-Не думаю, скорее – конфликт будет носить локальный характер. Помните, надежды тех, кто считал, что протесты дальнобойщиков могут привести к изменению политического ландшафта во всей России? Сейчас у соседей такая внутренняя ситуация, что всероссийский политический взрыв- маловероятен.

В отношении к земельно-пограничных протестов в Ингушетии пока что Кремль занимает выжидательную позицию, но, думаю, свое слово еще скажет, вполне возможно предложив некий компромисс, или поддержав его, если он будет выработан на месте.

FNI -Вчера к протестующим в Магасе вышел сам Руслан Аушев. Сможет ли он утихомирить страсти? И нет ли у него амбиций вновь активно заняться политикой?

В.К.-После того, как в начале века его отодвинули от власти, думаю табу на его продвижение Кремль не снял. Да и вряд ли сам Аушев захочет дважды заходить в одну и ту же воду. Скорее, он приехал на родину, чтоб поддержать своих земляков и попробовать решить земельно-пограничный вопрос с максимальной пользой для ингушей, у которых он до сих пор- наиболее авторитетная фигура.

 

Александр Воронин, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Читайте также:

В Ингушетии ликвидировали террористическую группировку
В Ингушетии подожгли офис «Мемориала»
В Ингушетии продолжаются массовые акции протеста из-за соглашение об изменении границы с Чечней