Петр Олещук: Ситуация в Украине - мир столкнулся с необходимостью глобальной перестройки всего мирового порядка

Петр Олещук: Ситуация в Украине - мир столкнулся с необходимостью глобальной перестройки всего мирового порядка

С преподавателем Киевского  государственного университета имени Тараса Шевченко, доктором политических наук, который занимается научными исследованиями с точки зрения политических коммуникаций, Петром Олещуком в интервью для Front News Ukraine обсудили возможные будущие политические союзы Украины и что стоит за отставкой Бориса Джонсона.   

Петр, что сейчас происходит в Киеве, как живет город?

Я нахожусь сейчас в Киеве. В городе, в принципе, стабильно. Начиная с мая жизнь более-менее восстанавливается, несмотря на периодические обстрелы. Многие жители вернулись в Киев, хотя, конечно, еще, наверное, не все. Но в целом, Киев адаптировался к этой ситуации.

А как вы думаете, мир начинает адаптироваться к ситуации? Тема войны в Украине остается главной или уходит из повестки?

 

Да, во многом тема войны начинает замещаться другими темами, что логично, конечно. Когда н одна тема, даже какая бы она ни была с точки зрения мира, она не может быть доминирующей длительное время. Но если говорить не про мировое общественное мнение, а с позиции элит современного мира, я думаю, для них проблема войны в Украине остается главной проблемой.

 

Дело в том, что эта война, она по сути разрушила во многом миропорядок, который складывался годами, разрушила принципы, на которых этот миропорядок строился. И кроме того, нанесла удар не только по Украине, по стабильности в Европе, по прогнозируемости ситуации в Европе. И например, по таким моментам, как продовольственная, энергетическая безопасность. Из-за войны Украина не поставляет свои продукты питания на рынок- это серьезная угроза для мира.

 

Опять таки, поскольку мир был вынужден накладывать новые и новые  санкции на Россию, это вынуждает страны искать новые направления поставок энергоресурсов. И все это, в конечном счете, формирует ситуацию нестабильности, которая будет продолжаться длительное время и мир столкнулся и столкнется с необходимостью глобальной перестройки всего мирового порядка. Как в плане энергетики, политики, системы международной безопасности, союзов.

По сути, мы видим, как мир меняется и будет меняться на наших глазах очень серьезно в ближайшее время. И мы видим, даже очевидно уже и после того, как эта война закончится.

Получается, что к сожалению, ситуацию в Украине стала катализатором всего этого?

Да, к сожалению, стала катализатором. Наверное, потому что Украина- слишком большое государство, слишком значимое государство  для того, чтобы подобное крупномасштабное нападение на это государство не отразилось на мировом порядке.

Мы хотели с вами говорить о будущих партнерах Украины, по поводу будущих гарантий безопасности. Но на фоне отставки Бориса Джонсона, проведения саммита G20 , где страны активно демонстрировали свое отношение к России, на фоне этого, как вы думаете, что ждет Украину?

 

Естественно, нас ждут серьезные изменения во внешней политике Украины. Но завершится это все уже после завершения войны. Потому что пока война продолжается, мы вряд ли получим какую-то финализацию, окончательное закрепление новых союзов, новых отношений, в которые будет включена Украина. Мы знаем о том, что сейчас активно разрабатывается вопрос гарантий безопасности, которые Украина должна получить после завершения войны. Поскольку те, якобы гарантии, которые Украина получила по Будапештскому меморандуму, отказавшись от ядерного оружия, они на самом деле гарантиями не являются и никакой безопасности Украине не дают. При этом Украина не отказывается от своих намерений, которые прописаны ясно в Конституции Украины о вступлении в НАТО. Но, очевидно, что это может затянуться на годы. А гарантии безопасности Украине нужны уже сейчас.

Сейчас в этом направлении работает Комиссия, созданная при участии руководителя офиса Президента Андрея Ермака и экс- руководителя, генсека  НАТО Расмуссена. Она  должна наработать соответствующие концепции, предложения Украины, как эти гарантии можно оформить.

Уже мы знаем, что ряд западных государств согласились в будущем выступать в качестве гарантов безопасности для Украины.  И очевидно, что в этом направлении будет продолжаться движение. При этом, как Украина неоднократно декларировала и украинский Президент, что наша страна заинтересована в том, чтоб построить систему мировой безопасности. Была например, инициатива, United - 24. Идея была в том, чтобы перестроить систему мировой безопасности так, чтобы любое государство чувствовало себя защищенным в случае нападения. Чтобы были эффективными механизмы международной реакции. А не те, что созданы сейчас. Потому что ООН и другие механизмы международной реакции сейчас де-факто не работают.

Чтобы были механизмы, позволяющие государствам реагировать в контексте помощи жертвам агрессии. Причем, реагировать в наиболее короткие сроки. Я думаю, это уже будет предмет для дискуссии более отдаленной. А сейчас, например, мы знаем инициативу Бориса Джонсона о союзе Украины, Великобритании, Польши, Турции. Мы знаем, что подобную инициативу поддержали уже и в Госдепе США. Пока что мы не можем сказать, во что это разовьется. Тем более в контексте отставки самого Бориса Джонсона. Но мы должны понимать что страны Балтии, Польша, Великобритания - это важные союзники для Украины. Они себя такими показали в этой войне, оказывая важную поддержку Украине.

 

И очевидно, тесное политическое, военное сотрудничество с этими государствами- оно будет для Украины приоритетом. Хотя и не забываем о запуске процесса евроинтеграции, о предоставлении Украине статуса страны- кандидата в члены Европейского союза. Это тоже очень важная веха. Хотя Европейский Союз не является военно- политическим блоком. Но тем не менее, это важный элемент интеграции Украины в европейское сообщество, европейскую цивилизацию, противопоставление российским амбициям включить Украину в свой интеграционный проект. 

 

Вот это в комплексе и будет определять внешнеполитический рисунок для Украины после завершения войны.

 

Петр, а как вы думаете, почему сейчас не работает эта система мировой безопасности, которая существует уже некоторая время. ООН была создана после Второй мировой войны, и сейчас оказалось недееспособной. Почему?

 

Вы справедливо отметили, что ООН было создана после Второй мировой войны.

Соответственно, она во многом отражает реалии мира после этой войны. Когда ряд государств выступили в роли победителей. И они взяли на себя функции гарантов мировой стабильности.

Потом это все определенным образом стабилизировалось в период "Холодной войны", когда ООН выполняла в первую очередь функцию площадки для согласования разнообразных противоречий между двумя блоками- капиталистическим и социалистическим.

Сейчас ООН выглядит более чем архаично. тем более, что Россия, которая открыто противопоставила себя всему мировому порядку, продолжает сохранять в Совете безопасности ООН право вето на любое решение. Поэтому, де-факто, любые действия, которые не удовлетворяют Россию, они будут в Совбезе ООН - единственном органе, который может издавать обязательные для выполнения решения - будет там заблокировано. И соответственно, поскольку Россия агрессор, пытаться остановить войну через ООН - бесполезное дело.

Поэтому, очевидно, что система мировой безопасности, в котором подобные режимы, а путинский режим, он уже откровенно напоминает режим нацистский, имеет решающее право голоса, не будет априори дееспособной.

Поэтому скорее всего нас будут ожидать некие новые форматы. Например, собрание ряда цивилизованных стран на базе Рамштайн (Германия) в лице министров обороны, где в частности, была задекларирована поддержка Украины, в том числе и вооружение. Все это, я думаю, может быть прообразом новой декларации Объединенных наций.

На основании этого, я думаю, можно построить новую архитектуру мировой безопасности. Но то, что ООН уже вряд ли уже можно реанимировать - становится очевидным все сильнее.

И все-таки  хотелось бы вернуться к политической ситуации- недавняя отставка Бориса Джонсона с поста премьера Великобритании, - что это может значить для Украины, как думаете?

Глобально, думаю, ничего. Конечно, Борис Джонсон показал себя большим другом Украины.

Он очень популярен в Украине, его именем называют улицы. И в наиболее критический для Украины момент он показал решительность, настоящее лидерство и стал лидером цивилизованного мира в противостоянии Путину. Поэтому, конечно, это очень важная фигура. Он уже вошел в историю, он занял там важное место. но мы должны понимать, что в Великобритании премьер- министр - он лидер, а не единоличный вождь. И он демонстрирует лидерство, но он в любом случае руководствуется настроениями в обществе, настроениями в правящей партии и самое главное, в политической элите. А политическая элита Великобритании практически в полном составе - антироссийская, антипутинская. Это касается не только правящей Консервативной партии, но и оппозиционной Лейбористской партии. Поэтому, на самом деле, глобально политика Великобритании не изменится.

Великобритания и дальше будет поддерживать Украину. Хотя, возможно, не будет таких красивых жестов, которые так любил осуществлять Борис Джонсон в виде спонтанных неожиданных визитов в Киев, подобных заявлений. Возможно, все это будет менее выразительно и менее презентабельно с точки зрения политических коммуникаций. Но глобально, курс не изменится.

Глобально курс на поддержку Украины со стороны Великобритании определен. И он будет руководящим в течение последующих даже не лет, а не десятилетий.

 

Front News Ukraine





С преподавателем Киевского  государственного университета имени Тараса Шевченко, доктором политических наук, который занимается научными исследованиями с точки зрения политических коммуникаций, Петром Олещуком в интервью для Front News Ukraine обсудили возможные будущие политические союзы Украины и что стоит за отставкой Бориса Джонсона.   

Петр, что сейчас происходит в Киеве, как живет город?

Я нахожусь сейчас в Киеве. В городе, в принципе, стабильно. Начиная с мая жизнь более-менее восстанавливается, несмотря на периодические обстрелы. Многие жители вернулись в Киев, хотя, конечно, еще, наверное, не все. Но в целом, Киев адаптировался к этой ситуации.

А как вы думаете, мир начинает адаптироваться к ситуации? Тема войны в Украине остается главной или уходит из повестки?

 

Да, во многом тема войны начинает замещаться другими темами, что логично, конечно. Когда н одна тема, даже какая бы она ни была с точки зрения мира, она не может быть доминирующей длительное время. Но если говорить не про мировое общественное мнение, а с позиции элит современного мира, я думаю, для них проблема войны в Украине остается главной проблемой.

 

Дело в том, что эта война, она по сути разрушила во многом миропорядок, который складывался годами, разрушила принципы, на которых этот миропорядок строился. И кроме того, нанесла удар не только по Украине, по стабильности в Европе, по прогнозируемости ситуации в Европе. И например, по таким моментам, как продовольственная, энергетическая безопасность. Из-за войны Украина не поставляет свои продукты питания на рынок- это серьезная угроза для мира.

 

Опять таки, поскольку мир был вынужден накладывать новые и новые  санкции на Россию, это вынуждает страны искать новые направления поставок энергоресурсов. И все это, в конечном счете, формирует ситуацию нестабильности, которая будет продолжаться длительное время и мир столкнулся и столкнется с необходимостью глобальной перестройки всего мирового порядка. Как в плане энергетики, политики, системы международной безопасности, союзов.

По сути, мы видим, как мир меняется и будет меняться на наших глазах очень серьезно в ближайшее время. И мы видим, даже очевидно уже и после того, как эта война закончится.

Получается, что к сожалению, ситуацию в Украине стала катализатором всего этого?

Да, к сожалению, стала катализатором. Наверное, потому что Украина- слишком большое государство, слишком значимое государство  для того, чтобы подобное крупномасштабное нападение на это государство не отразилось на мировом порядке.

Мы хотели с вами говорить о будущих партнерах Украины, по поводу будущих гарантий безопасности. Но на фоне отставки Бориса Джонсона, проведения саммита G20 , где страны активно демонстрировали свое отношение к России, на фоне этого, как вы думаете, что ждет Украину?

 

Естественно, нас ждут серьезные изменения во внешней политике Украины. Но завершится это все уже после завершения войны. Потому что пока война продолжается, мы вряд ли получим какую-то финализацию, окончательное закрепление новых союзов, новых отношений, в которые будет включена Украина. Мы знаем о том, что сейчас активно разрабатывается вопрос гарантий безопасности, которые Украина должна получить после завершения войны. Поскольку те, якобы гарантии, которые Украина получила по Будапештскому меморандуму, отказавшись от ядерного оружия, они на самом деле гарантиями не являются и никакой безопасности Украине не дают. При этом Украина не отказывается от своих намерений, которые прописаны ясно в Конституции Украины о вступлении в НАТО. Но, очевидно, что это может затянуться на годы. А гарантии безопасности Украине нужны уже сейчас.

Сейчас в этом направлении работает Комиссия, созданная при участии руководителя офиса Президента Андрея Ермака и экс- руководителя, генсека  НАТО Расмуссена. Она  должна наработать соответствующие концепции, предложения Украины, как эти гарантии можно оформить.

Уже мы знаем, что ряд западных государств согласились в будущем выступать в качестве гарантов безопасности для Украины.  И очевидно, что в этом направлении будет продолжаться движение. При этом, как Украина неоднократно декларировала и украинский Президент, что наша страна заинтересована в том, чтоб построить систему мировой безопасности. Была например, инициатива, United - 24. Идея была в том, чтобы перестроить систему мировой безопасности так, чтобы любое государство чувствовало себя защищенным в случае нападения. Чтобы были эффективными механизмы международной реакции. А не те, что созданы сейчас. Потому что ООН и другие механизмы международной реакции сейчас де-факто не работают.

Чтобы были механизмы, позволяющие государствам реагировать в контексте помощи жертвам агрессии. Причем, реагировать в наиболее короткие сроки. Я думаю, это уже будет предмет для дискуссии более отдаленной. А сейчас, например, мы знаем инициативу Бориса Джонсона о союзе Украины, Великобритании, Польши, Турции. Мы знаем, что подобную инициативу поддержали уже и в Госдепе США. Пока что мы не можем сказать, во что это разовьется. Тем более в контексте отставки самого Бориса Джонсона. Но мы должны понимать что страны Балтии, Польша, Великобритания - это важные союзники для Украины. Они себя такими показали в этой войне, оказывая важную поддержку Украине.

 

И очевидно, тесное политическое, военное сотрудничество с этими государствами- оно будет для Украины приоритетом. Хотя и не забываем о запуске процесса евроинтеграции, о предоставлении Украине статуса страны- кандидата в члены Европейского союза. Это тоже очень важная веха. Хотя Европейский Союз не является военно- политическим блоком. Но тем не менее, это важный элемент интеграции Украины в европейское сообщество, европейскую цивилизацию, противопоставление российским амбициям включить Украину в свой интеграционный проект. 

 

Вот это в комплексе и будет определять внешнеполитический рисунок для Украины после завершения войны.

 

Петр, а как вы думаете, почему сейчас не работает эта система мировой безопасности, которая существует уже некоторая время. ООН была создана после Второй мировой войны, и сейчас оказалось недееспособной. Почему?

 

Вы справедливо отметили, что ООН было создана после Второй мировой войны.

Соответственно, она во многом отражает реалии мира после этой войны. Когда ряд государств выступили в роли победителей. И они взяли на себя функции гарантов мировой стабильности.

Потом это все определенным образом стабилизировалось в период "Холодной войны", когда ООН выполняла в первую очередь функцию площадки для согласования разнообразных противоречий между двумя блоками- капиталистическим и социалистическим.

Сейчас ООН выглядит более чем архаично. тем более, что Россия, которая открыто противопоставила себя всему мировому порядку, продолжает сохранять в Совете безопасности ООН право вето на любое решение. Поэтому, де-факто, любые действия, которые не удовлетворяют Россию, они будут в Совбезе ООН - единственном органе, который может издавать обязательные для выполнения решения - будет там заблокировано. И соответственно, поскольку Россия агрессор, пытаться остановить войну через ООН - бесполезное дело.

Поэтому, очевидно, что система мировой безопасности, в котором подобные режимы, а путинский режим, он уже откровенно напоминает режим нацистский, имеет решающее право голоса, не будет априори дееспособной.

Поэтому скорее всего нас будут ожидать некие новые форматы. Например, собрание ряда цивилизованных стран на базе Рамштайн (Германия) в лице министров обороны, где в частности, была задекларирована поддержка Украины, в том числе и вооружение. Все это, я думаю, может быть прообразом новой декларации Объединенных наций.

На основании этого, я думаю, можно построить новую архитектуру мировой безопасности. Но то, что ООН уже вряд ли уже можно реанимировать - становится очевидным все сильнее.

И все-таки  хотелось бы вернуться к политической ситуации- недавняя отставка Бориса Джонсона с поста премьера Великобритании, - что это может значить для Украины, как думаете?

Глобально, думаю, ничего. Конечно, Борис Джонсон показал себя большим другом Украины.

Он очень популярен в Украине, его именем называют улицы. И в наиболее критический для Украины момент он показал решительность, настоящее лидерство и стал лидером цивилизованного мира в противостоянии Путину. Поэтому, конечно, это очень важная фигура. Он уже вошел в историю, он занял там важное место. но мы должны понимать, что в Великобритании премьер- министр - он лидер, а не единоличный вождь. И он демонстрирует лидерство, но он в любом случае руководствуется настроениями в обществе, настроениями в правящей партии и самое главное, в политической элите. А политическая элита Великобритании практически в полном составе - антироссийская, антипутинская. Это касается не только правящей Консервативной партии, но и оппозиционной Лейбористской партии. Поэтому, на самом деле, глобально политика Великобритании не изменится.

Великобритания и дальше будет поддерживать Украину. Хотя, возможно, не будет таких красивых жестов, которые так любил осуществлять Борис Джонсон в виде спонтанных неожиданных визитов в Киев, подобных заявлений. Возможно, все это будет менее выразительно и менее презентабельно с точки зрения политических коммуникаций. Но глобально, курс не изменится.

Глобально курс на поддержку Украины со стороны Великобритании определен. И он будет руководящим в течение последующих даже не лет, а не десятилетий.

 

Front News Ukraine