loader

Три года Минским соглашениям: что дальше?

  • Три года Минским соглашениям что дальше

Киев: В эти дни исполняется три года так называемым «Минским договоренностям». Напомним, что Минские переговоры - это переговоры в трехстороннем формате: Украина, Россия и ОБСЕ. Также по согласованию сторон приглашаются представители отдельных районов Донецкой и Луганской областей. 5 сентября 2014 года представитель ОБСЕ посол Хайди Тальявини, второй Президент Украины Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов и представители самопровозглашенных "ДНР/ЛНР" заключили соглашение о временном перемирии в войне на востоке Украины. В ночь 20 сентября 2014 года стороны подписали следующий меморандум. Затем в феврале 2015 года был заключен «Минск-2». Тогда у определенного количества людей была иллюзия, что войну можно будет быстро прекратить. Практика показала, что эти соглашения, заключенные фактически в соответствии с путинской стратегией, были мертворожденными.

Минские договоренности очень противоречивые, где-то они в пользу Украины, где-то в политической части формулировки не в нашу пользу. Однако политическая часть далека от плоскости практической реализации. Принципиально важно, что основной целью этих переговоров всегда была реинтеграция оккупированных районов Донецкой и Луганской областей в правовое поле Украины. Никаких самопровозглашенных республик по завершению всех пунктов Минских договоренностей быть не может. Но перспектива реинтеграции будет гораздо сложнее и продолжительнее, чем это казалось многим в 2014 году. В так называемых «ДНР/ЛНР» Россия уже более трех лет строит антиукраинской квазигосударственный проект.

За эти годы неоднократно звучала аргументированная критика Минских соглашений. Трудно не согласиться с их юридической оценкой. Соглашения являются ничтожными (это абсолютно правовой термин!). Не может быть полноценной международным соглашением то, что не прошло национальной процедуры согласования. Люди, которые подписывали минские соглашения прежде всего физические лица. Не было ратификации Верховной Радой.

Россия в отличие от Украины не выполнила ни одного из своих обязательств в соответствии с Минскими соглашениями. Хотя, откровенно, и обязательств у нее не много. Среди 28 обязательств, содержащихся в договоренностях, 22 - возложены на Украину, 6 - на ОБСЕ, 2 - на абсолютно подконтрольных России коллаборационистов и только одно - на Россию. Из сделок не следует, что Россия - инициатор и участник войны. Она везде представляется как наблюдатель и «миротворец». В пункте 10 указано, что нужно вывести иностранные войска, без уточнения чьи именно. А Россия продолжает на всех уровнях официально заявлять, что российских военных на украинском Донбассе нет и никакой войны против Украины она не ведет.

В то же время, принимая во внимание ничтожность Минских соглашений нельзя не осознавать, что определенную международно-правовую легитимность они имеют. Ее предоставила Организация Объединенных Наций, поскольку она ссылается на них в своих официальных документах. Так что не случайно председатель Международного суда ООН Ронни Абрахам весной 2017 года объявил решение суда, в котором напомнил, что Совет безопасности ООН призвал Украину и Россию разработать комплекс мер по выполнению "Минских договоренностей".

Именно необходимость выполнения Минских соглашений как мантру повторяют в Украине, ЕС, США и России. Правда видение этого исполнения в различных столицах разный! За последний год в позиции западных стран по Минских договоренностей наблюдается две позитивные тенденции: усиление давления на Россию и больше понимания позиции Украины. Так что сначала должна быть безопасность, а затем выполнение политической части соглашений. Минские соглашения, к сожалению, не помешали многочисленным эскалациям боевых действий российскими оккупантами и коллаборационистами.

За последние три года по данным управления ООН по правам человека задокументировано почти 35 тысяч жертв в результате российской инвазии. В частности, погибли более 10 тысяч и  около 24 тысяч получили ранения. Особенно обидно, что среди погибших более 2,5 тысяч гражданских лиц.

К выполнению этих соглашений привязывается постепенное снятие санкций с России. При этом как-то упускается из виду, что санкции были начаты в ответ на системное нарушение Россией международного права в марта 2014 аннексией Крыма.

В то же время, растет понимание о невозможности выполнения Минских соглашений в принципе. В частности, министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский полагает, что Минские соглашение не будут выполнены. Однако, Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини выражает надежду, что Европейский Союз увеличит дипломатические усилия для мирного разрешения ситуации на востоке Украины.

За три прошедших года можно с определенными оговорками увидеть единую пользу от Минских соглашений: содействие освобождению из плена наших солдат. В украинском обществе существует уверенность, что Минские договоренности не приблизили мир, отношение к ним довольно негативное. Компромиссы могут быть, однако не любой ценой. Не стоит возвращать оккупированные территории на условиях Путина. Формально к позитивам Минских соглашений можно отнести согласование линии разграничения, видимо и временное снижение интенсивности боевых действий, частичный отвод тяжелого вооружения от линии фронта, немногочисленные договоренности о ремонте объектов инфраструктуры в зоне боевых действий.

Можно быть уверенным, что Путин и в дальнейшем не будет придерживаться выполнения Минских соглашений-договоренностей. При таком отношении России подписанным ею различных международных соглашений, она и дальше официально не будет признавать своего участия в войне на Донбассе и не будет выполнять подписанные соглашения о прекращении огня. Следовательно, не должно быть иллюзий в отношении России. Практика показывает от каких-либо обещаний и даже обязательств РФ легко может отказаться. Ибо главная ее цель - это возвращение Украины под российское влияние, недопущения европейской и евроатлантической интеграции Украины ни НАТО и даже полная ликвидация украинской государственности. Еще стоит добавить, что в контексте и самого «минского процесса», и перманентной «реализации» так называемых «минских договоренностей» вовсе не упомянуто Крым.

В измерении воплощение Минских договоренностей недавно вновь поднят вопрос о миротворческой миссии ООН в Донбассе. Накануне открытия очередной Генеральной ассамблеи ООН Россия попробовала перехватить инициативу Украины относительно возможного введения на восток Украины международной миротворческой миссии. Ранее идея, о которой два года говорит руководство Украины, получала негативную оценку как со стороны России, так и боевиков "ДНР/ЛНР". Однако теперь Путин предложил такие условия, которые сразу же вызвали резкое неприятие в Украине. Путин согласился на миротворческую миссию ООН в Донбассе не только на линии разграничения, но и в местах, где находится ОБСЕ для ее защиты. Так что в российской интерпретации речь идет о миротворцах для миротворцев - само по себе это нонсенс, потому что по большому счету все миссии ОБСЕ практически во всех случаях, где они осуществляли свои операции, были безрезультатными. Единственная миссия ОБСЕ, которая была в Крыму в 90-е годы, была закончена из-за того, что она выполнила свою функцию. Все остальные миссии - в Таджикистане, в Абхазии, где угодно - были неэффективными. Поэтому вводить миссию ООН для защиты миссии ОБСЕ - само по себе какая-то ерунда. Учитывая нашу ситуацию, здесь действительно должна быть полноценная, масштабная, эффективная миссия ООН, и, главное, чтобы она была и на границе между оккупированными территориями Украины и России. Однако РФ, используя право вето в Совете Безопасности ООН, на это не пойдет. С другой стороны, есть надежда, что и российское предложение не будет поддержано Совбезом. Итак, Путин на самом деле и в дальнейшем будет затягивать решение конфликта не сам создал, пытаться разъединить позиции западных страны по Украине, добиваться уменьшения санкций (потому что если бы санкции не "били", то бы вообще никаких предложений не было бы. Действенным может быть только эффективный международный механизм невоенного принуждения России к миру. Воевать с Россией за Украину никто не будет. Западное давление на Россию со временем может дать более эффективные результаты, но исключительно в условиях консолидированных действий, основанных на осознании угрозы собственной безопасности от России. Именно тогда потребность в Минских сделках может отпасть сама собой!

Профессор Игорь Тодоров,

директор Центра международной безопасности и евроатлантической интеграции

Ужгородского национального университета