loader

Архимандрит Андрей (Осиашвили): «Первыми, кто требовал предоставить Абхазии независимость, было армянское население»

  • БлагочинныйСвято-ИльинскогомужскогомонастыряархимандритАндрейОсиашвили

    Благочинный Свято-Ильинского мужского монастыря архимандрит Андрей (Осиашвили)


Киев: 27 лет назад, в результате вооруженного противостояния, пал грузинский город Сухуми. Против грузинских подразделений вместе с абхазами воевали наемники с северного Кавказа, казаки и несанкционированные в Гудауте российские подразделения. Противостояние началось 14 августа 1992 года, однако вскоре оно переросло в полномасштабную войну, которая длилась в течение 13 месяцев и 13 дней.

Архимандрит Андрей – в настоящее время служит Благочинным Свято-Ильинского мужского монастыря в Одессе. В 1993 году, спустя месяц после того, как пал Сухуми, Архимандрит Андрей одним из последних покинул оккупационную территорию, защищая до конца свой родной город и прихожан местного Кафедрального Собора. 

В интервью Front News International Архимандрит Андрей рассказал о «напряженности» между грузинами и абхазским населением, которое возникло во времена СССР. Кроме того, собеседник поделился уникальными историями из жизни абхазского народа в период войны 92-93 гг., а также рассказал личные истории о решающей роли Церкви в объединении двух народов.


Front News International: Отче, рады Вас приветствовать. Расскажите пожалуйста, с чего же всё-таки начался конфликт в Абхазии и где таится его начало? 

Архимандрит Андрей: 8 сентября 1981 года Митрополит ДавидЧкадуа был назначен управляющим Сух-Абхазской епархией. Мы приехали в Сухуми, когда мне было только 12 лет. И уже тогда чувствовалась напряженная обстановка. Было недопонимание между грузинской стороной и местными этническими абхазами. В конце 80-ых годов начались абхазские волнения. Абхазская сторона требовала выхода из состава СССР. В 1991 году, с распадом Советского Союза, Грузия получила независимость. Местные жители Абхазии, при поддержке армянского населения, живущего в то время в Абхазии, стали настойчиво требовать самостоятельности. Грузинское правительство, которое стремилось смягчить конфликт, создало все условия для того, чтобы могли работать СМИ – телевидение, радио и пресса. На абхазском языке работала школа и один университет. Несмотря на это, абхазцы продолжали требовать независимость.

FNI: Церковь как-то пыталась поспособствовать устранению этого конфликта?

А.А.: Кроме того, также не оставалась в стороне и Церковь. По благословению Святейшего Католикос-Патриарха всея Грузии Илии II, митрополит Давид Чкадуа пытался объединить два народа, говоря: «Мы одна большая семья, нам делить нечего. В каждой семье есть и грузины, и абхазы». Митрополит Давид призывал всех ходить в Храм и молиться о мире в Абхазском регионе. Во время правления Сум-Абхазской епархией митрополитом Давидом было восстановлено, а также открыто множество храмов и воскресных школ; религиоведение преподавалось, как в грузинском, так и в абхазском университете; была выпущена церковная газета, которая выходила раз в месяц. В газете «Республика Абхазия» печатались просветительские статьи, и, благодаря этому, многие приходили принимать крещение – как грузины, так и абхазцы.

Для укрепления мира, в 1991 году Святейший Патриарх Илия II приехал в Сухуми, где его тепло встречали жители Абхазии. В народе говорили: «Приезжает наш Патриарх». Во время визита Святейший и Блаженнейший, Католикос-Патриарх всея Грузии освятил восстановленный из руин Каманский мужской монастырь. Способствовал восстановлению монастыря местный меценат и абхазец по происхождению Юрий Ануа.

Город Сухуми постоянно бомбился, в результате чего погибало очень много людей, разбивались дома, люди прятались в бомбоубежищах и подвалах, не хватало хлеба. Было очень сложно, потому что была такая ситуация, что люди молились только о мире. Молились, чтобы не было войны, чтобы не было конфликта.

FNI: Вы часто вспоминаете Митрополита Давида, который, по вашим словам, делал многое для объединения народов. Каким был этот человек?


А.А.: В 1985 году, По благословению митрополита Давида Чкадуа была написана икона Божьей Матери, которая имеет теперь название Сухумская. С первых же дней конфликта мы, вместе с духовенством, решили ходить по всему городу с этой иконой, оберегая его от бомбардировок и гибели людей.

Ежедневно в церкви, в 12 часов дня, по благословению Святейшего патриарха Илии II, проходила общая молитва о мире. На молитву собиралось очень много людей, некоторые даже стояли на улице, чтобы в 12 часов помолиться о мире. Там были и взрослые, и дети, и абхазцы, и грузины. Все они хотели одного – только, чтобы не было войны.

Очень часто приходилось проводить Богослужения под бомбежками, но люди не разбегались. Они на столько были укреплены верой, что продолжали молится несмотря ни на что. В Кафедральном Соборе города Сухуми читали Символ Веры на трех языках – на грузинском, на абхазском и на церковнославянском.

FNI: Как известно, Митрополит Давид Чкадуа умер еще в разгар войны, а его приемником стал епископ Даниил. Продолжил ли новый епископ эту миротворческую позицию, которая была характерна для митрополита Давиду?

А.А.: 7 октября 1992 года Митрополит Давид Чкадуа, имея слабое сердце, скончался. После Давида Чкадуа, управляющим епархии был назначен епископ Даниил Датуашвили.  Он приехал в Сухуми в течение первой недели – для того, чтобы управлять и поддерживать население. Он выходил с проповедями, призывал к миру, чтобы все друг друга любили, ценили, чтобы не было ненависти друг другу. В основном все семьи же были смешанные: у кого-то невестка была абхазка, у кого-то зять был грузином, у кого-то невестка – грузинка по абхазской семье. И, поэтому, епископ Даниил делал все возможное, чтобы сохранить мир. Но вот когда уже началась полномасштабная война, Владыка Даниил постоянно ходил на передовую, везде встречался с военными, помогал им и духовно их поддерживал. Поддерживал, чтобы они не боялись защищать целостность, единство и независимость своей родины – Грузии. 


FNI: Что вам запомнились первые дни оккупации Сухуми?

А.А.: В августе 1992 года началась грузинско-абхазская война, которая продлилась 13 месяцев. 27 сентября 1993 года Сухуми пал. Абхазцы установили фактический контроль над всей территорией республики. Большая часть населения вынуждена была покинуть родные места и через перевал Чубери-Сакени переходить на грузинскую территорию. Сотни тысяч мирных жителей стали беженцами и вынуждены были покинуть свой родной дом.

FNI: Расскажите немного о себе. С чего началось ваше служение в церкви?


А.А.: Когда мне исполнилось 18 лет, в Кафедральном Соборе города Сухуми, в честь благовещенья иконы Божьей Матери, я был рукоположен в сан дьякона. В сане дьякона я возглавил воскресную школу Кафедрального собора, где учились дети. Там были и абхазцы, и грузины, и представители всех национальностей, которые исповедовали православие и проживали в то время на территории Абхазии. Всего в школу ходили около 200 детей. Мы преподавали, выезжали, посещали Святые места в Абхазии. Также выпускали все вместе церковную газету, которая выходила один раз в месяц.

Кроме того, я преподавал религиоведение в школах – в 5 и в 1 сухумской школе. Старались заниматься просветительской работой. В 19 лет уже получил благословение от митрополита Давида на преподавание религиоведения в Политехническом институте. У нас тогда был создан религиозный центр, где вся молодежь участвовала не только в церковной жизни, а еще помогала людям, в их нуждах.

FNI: Как вам удалось покинуть Сухуми и как вы оказались на территории Украины?

А.А.: 27 сентября 1993 года, по благословению нашего Епископа Даниила, мы покинули город и отправились через перевал Чубери-Сакени, через который проходили все беженцы. Шли через лес, шли день и ночь. На второй день, утром, мы уже попали в село Сакени (грузинская сторона -ред.). Мы начали помогать беженцам, помогать местным людям. Оставив свои дома, люди теряли надежду. Они думали, что они больше никому бездомные не нужны. Местные тогда очень хорошо отнеслись к беженцам, поселили их в своих домах. Патриархия, по благословению Святейшего Патриарха Илии II, помогала беженцам. Помогала продуктами, и всем, чем можно было помочь человеку, который находился в состоянии невесомости, непонятности. Потому что никто не знал, что, выйдя оттуда, что будет дальше ждать человека, где он будет жить и что он будет делать.

По благословению Святейшего Патриарха Илии II я нес послушание в Мартвильском монастыре. Позже, по собственному желанию, был переведен в Мужской монастырь Фока. Я там подвязался три года и в 1997 году я, по просьбе своих родителей, я приехал к своим родителям, которые на то время уже жили в Украине – в городе Одесса. После приезда в Украину я поступил в Свято-Ильинский мужской монастырь, где сейчас проживаю и до сих пор живу.

Front News International


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram