loader

Валерий Кравченко по Азову: «Есть международное право, но есть и real politic»

  • Валерий Кравченко по Азову Есть международное право но есть и real politic

Киев: Воскресная боевая атака, предпринятая Россией против украинских кораблей с дальнейшим пленением экипажа, равно, как и объявление военного положения в десяти приграничных областях Украины,- продолжает оставаться в центре европейского и мирового интереса.

Вполне естественное желание украинских военных моряков укрепить свое присутствие в Азовском море, в районе стратегически важных для Украины портов - Бердянска и Мариуполя, не противоречащее ни  статьями 17 и 38 Конвенции ООН по морскому праву, ни 2-ой статье  Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, ныне российской стороной трактуется исключительно как провокация со стороны Киева.

Прокомментировать подобный люфт агентство FNI попросило Валерия Кравченко, старшего научного сотрудника отдела проблем внешней политики и международной безопасности Национального института стратегических исследований.

-Валерий, в понедельник во внеочередном режиме с Азовской повесткой дня, заседал не только украинский парламент, но и комиссия «Украина-НАТО», ПА ОБСЕ, и наконец Совбез ООН. Как бы вы охарактеризовали отношение мировой общественности к конфликту возле Керченского пролива? Иными словами - обыгрывает ли наша дипломатия более опытную и многочисленную - российскую?

- Реакция есть, она преимущественно - проукраинская. Тем не менее, первый отклик нашего стратегического партнера США - показался мне маловыразительным.  Трамп и Помпео вначале вообще порекомендовали посадить за стол Порошенко и Путина - пусть, мол, они договариваются между собою. Но будет ли смысл от того, что на паритетных международных условиях посадить за один стол жертву и агрессора, без порицания последнего? Сдается мне, что  это - неприемлемое для Украины предложение.

-Ну это первая реакция Белого дома. Трамп же часто меняет свое мнение. Вот и тут, уже на следующий день он сказал, что ждёт от своей команды по национальной безопасности «полного отчета» в связи с инцидентом с нападением и захватом украинских моряков в Азовском море, который будет иметь «решающее значение» в его желании встретится с Путиным в Аргентине на полях саммита G20. Так что будем вместе следить за трансформацией официальной американской позиции. А какова ваша оценка внеочередного тематического заседания Совбеза ООН?

- Тут вроде бы всё проходило по наезженной колее: встретились, подискутировали, разошлись. Тем не менее, именно на таких рутинных для кадровых дипломатов мероприятиях (хоть и с тревожной повесткой дня) мы последовательно даем понять миру: что же на самом деле происходит у наших границ и в данном конкретном случае – четко артикулировали свою позицию, поскольку у некоторых зарубежных политиков и дипломатов всё еще остались некоторые иллюзии относительно целей России и способа их реализации, применяемого Кремлем. И то, что случилось в Керчи - в аналогичном формате могло случится, скажем, и в акватории Балтийского моря, в непосредственной близости со странами Балтии, входящими в НАТО.

С одной стороны, налицо имеется брутальное поведение ФСБ РФ. Но Россия всегда ведет себя самым бесцеремонным и наглым способом, как сильный актор и мы должны были ожидать подобной реакции, тем более 23 сентября под аркой Керченского моста в Азов вошел наш военный корабль «Донбасс», экспроприированный россиянами в Крыму в 2014-м, но через два года все же переданный украинской стороне.

И если мы стремимся симметрично ответить на российскую милитаризацию Азова, то в данный момент вынуждены констатировать, что в акватории этого моря действительно не хватает кораблей нашего ВМФ и три катера класса «Гюрза» и «Бриллиант» Мариуполю не помешали бы. Тем более, что с Дона Россия постоянно перебрасывает свои корабли на Азов. Напряженность нарастала. И морской десант в районе Бердянска - вполне реалистический сценарий дальнейшего развития событий.

При всем том, что по международному морскому праву и по договору 2003-го года проход наших кораблей в Азовское море - целиком приемлемое и легитимное мероприятие, но после 2014-го года де-факто такие маневры содержат в себе и определенный риск. Ведь кроме международного права есть и то, что называется real politic. Поэтому в определенной мере «последний бросок» наших кораблей с Черного в Азовское море можно еще дополнительно трактовать и как своеобразное тестирование красных линий, хотя мы могли предположить, что на этот раз Россия не позволит пройти нашим морякам под аркой.

Если бы они и на этот раз дали проход нашим судам, - то это обозначало, что у них не было ситуативного плана прямо сейчас устраивать провокации против нас. А ведь время идет, Азов замерзает, а зимний период - не очень способствует проведению той же гипотетической десантной операции.

А с другой стороны мы ж тоже ожидаем, когда к нам весною поступят переданные нам американцами «Айленды». Поэтому возможный расчет был и на то, чтобы после нынешней осенней «Гюрзы» весною туда бы прошли и упомянутые эскортные фрегаты заокеанского производства.

-Кстати, в конце октября в Киев приезжала российская делегация, которая намеревалась с нашей властью делить квоты на вылов рыбы в Азовском море.  Но благодаря протестам нашей общественности «30-я сессия российско-украинской комиссии по вопросам рыболовства в Азовском море» вынуждена была свернуть свою работу. Как вы считаете действия наших активистов было оправдано?

-Безусловно, с агрессором договариваться нельзя.  После того, как со стороны России был фактически изнасилован Большой Договор 1997-го года, мы должны были его денонсировать, а все спорные вопросы судоходства сверять с международным морским правом.

Думаю, что нам давно пора было разорвать дипломатические отношения со страной-агрессором. И хоть глава нашего МИДа Павел Климкин и утверждает, что де-факто их у нас и так давно уже нет, но любые символы лишь деморализуют нашу общественность. Ведь другие страны реагируют более внятно и резко, даже при меньших прецедентах, чем тот, что случился у нас.

-В понедельник между отечественными силовиками и парламентариями был достигнут компромисс относительно военного положения, которое вводится на месяц в 10-ти регионах страны. Данный факт тут же оброс не только едкими комментариями российских пропагандистов, но и игрою в конспирологию среди значительной части отечественных экспертов. Как бы вы оценили подобное единомыслие?

-Да, много пришлось услышать упреков Президенту и касательно узурпации власти, и относительно ограничения прав человека. Уверен, что у Главы государства были веские основания для такого шага, и предвыборные расчеты - тут не главное. Скорее всего разведданные о значительной концентрации войск вдоль нашей границы - не фантазия.

Причем потенциальной угрозой может быть не только упомянутый мною сценарий морского десанта, но и атака развернутой ударной группировки с Севера или с Приднестровья, поэтому и в Винницкой области вводится военное положение. Кроме того, «рубить окно на Крым по суходолу» - всегда считалось одним из предполагаемых планов агрессора.

На мой взгляд, не лишним было бы месячное введение военного положение и на территории Тернопольской и Ровенской областей, где находится Почаевская лавра. В контексте того, что украинское православие может получить Томос от Константинополя на создание автокафалии, Москва может решится на определенные провокации в этом регионе.

В любом случае, я уверен, что введение военного положения, пусть и ограниченное по территории и срокам, - будет способствовать укреплению национальной безопасности страны.

Александр Воронин, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Читайте также:

Военное положение: рекомендация СНБО, решение Президента, голосование в Раде, реакция Запада
Захваченных в Керченском проливе заставляют давать ложные показания
ОБСЕ призвала Россию и Украину воздерживаться от применения силы в Керченском проливе и Азовском море
Путин прокомментировал конфликт в Керченском проливе
Судьба украинских моряков и военное положение: толкование экспертов и прогнозы аналитиков