loader

Судьба украинских моряков и военное положение: толкование экспертов и прогнозы аналитиков

  • Судьба украинских моряков и военное положение толкование экспертов и прогнозы аналитиков

Киев: В среду, 28 ноября, после публикации в газете «Урядовий кур’єр» принятого в понедельник Верховной Радой Украины законопроекта, одобряющего Указ Президента Украины Петра Порошенко, подписанный им после получения рекомендаций Совета Национальной Безопасности и Обороны, в десяти регионах страны объявлено военное положение, сроком на тридцать суток.

Все основные перипетии вокруг внедрения абсолютно нового для Украины правового режима (зарубежный опыт, позиции политических сторон, характер дискуссии в парламенте)  агентство FNI  уже осветило в предыдущем тематическом обзоре -  «Военное положение: рекомендация СНБО, решение Президента, голосование в Раде, реакция Запада».

Сегодня же поговорим о судьбе наших моряков и о некоторых практических нюансах вводимого с сегодняшнего дня  военного положения,  с  возможными вариативными последствиями этого шага.

Но сперва стоит напомнить, что первоначально у Верховного Главнокомандующего было намерение внедрить военное положение на всей территории страны, определив двухмесячный срок его действия.  Но после переговоров с представителями различных политических сил (и, возможно,  после консультаций с нашими зарубежными партнерами)  был найден более щадящий компромиссный вариант: военное положение устанавливают в десяти пограничных регионах  сроком на один месяц, что не будет мешать графику проведения президентской избирательной кампании. И при этом, при отсутствии эскалации обстановки со стороны России, конституционные права граждан Украины ограничиваться не будут.

Что же предшестовало режиму военного положения и  нынешней ситуации вокруг Азова?

После агрессии Кремля в августе 2008-го против независимой Грузии, Владимир Путин (формально на тот период даже не Президент, а глава российского правительства при президенте РФ Дмитрии Медведеве) на вопрос журналиста  немецкой телекомпании ARD о том - «не стоит ли Крыму приготовится?» ответил определенно - «Крым –это Украина и точка».

Поэтому к его словам, сказанными  пятилеткою раньше можно относится с двойным скепсисом. Тем не менее, стоит напомнить, что  в декабре 2003-го (сразу по окончанию кризиса вокруг острова Тузлы) когда он вместе со своим украинским коллегой Леонидом Кучмой, подписав договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, давали совместную пресс-конференцию, Путин и тут высказался недвузначно. А раз его ответ до сих пор висит на президентском сайте, тогдашняя позиция  Кремля не дезавуирована и поныне.  

На вопрос: можно ли считать полностью исчерпанной проблему азово-керченской акватории? Путин ответил довольно определенно: «Что касается Керченского пролива и Азовского моря. Перед Россией, на мой взгляд, здесь три основные задачи: обеспечить свободный проход российских и украинских торговых и военных судов через Керченский пролив,  обеспечить свободу мореходства в Азовском море для судов обеих стран  и подчеркнуть внутренний характер этих вод для России и Украины».

И вот, без одного месяца, - 15 лет спустя,  имеем ситуацию, свидетельствующем об одном из двух: или воинственные милитаристы (из числа неуправляемых подчиненных российского Верховного главнокомандующего)  проводя свои агрессивные действия против украинских кораблей, сознательно ослушались своего «миролюбивого» патрона, либо последний изначально лгал российской и зарубежной публике, чтобы убаюкать бдительность  стратегического партнера, а заодно и вечно «озабоченного» Запада.

Итак, 25 ноября три корабля Военно-Морских сил Вооруженных сил Украины были захвачены российскими военными в районе Керченского пролива. В результате обстрела со стороны РФ были захвачены 23 военнопленных. Шестеро украинских моряков получили ранения, двое — в тяжелом состоянии.

Украина, естественно, расценила действия РФ в районе Керченского пролива как акт военной агрессии. Именно поэтому 26 ноября Верховная Рада приняла решение о введении в стране военного положения с 28-го ноября.

Военный обозреватель российского оппозиционного ресурса «Ежедневный журнал» Александр Гольц свой «азовскиий» обзор событий - «Безвыграшное положение»  начал с упоминания выше приведенного договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, который даже никем не признанная аннексия Крыма не обнулила, а  установленную явочным путем  Москвой практику разрешительного, а не уведомительного характера запроса от украинских военных кораблей для проплыва под опорами Керченского моста эксперт обуславливает не  требованием международного права, а данью праву сильного.

«Праву того самого российского пограничника, с радостным матерком героически таранящего украинский буксир, который раз в десять меньше нашего сторожевика. Этот погранец и является самым ярким символом-олицетворением отечественной внешней политики»,- отмечает публицист.

 При этом Александр Гольц констатирует явный контраст между абсолютным военным превосходством России над Украиной и абсолютной беспомощностью Москвы на международной арене.

«Российские представители, которые с пеной у рта доказывают, что украинский президент Порошенко специально устроил провокацию, дабы улучшить свою незавидную предвыборную ситуацию, похоже, даже не отдают себе отчета в том, насколько в унизительное положение ставят нашу вроде бы великую державу. Задумаемся: великая страна, которая вдруг стала пешкой в предвыборной игре в соседней недружественной стране»,- подмечает автор.

Другой автор издания Антон Орех, но уже в эфире «Эха Москвы»,  приводит другой парадокс: «Если в последнее время мир стал подзабывать о российской аннексии, то Киев нашел прекрасный способ об этом напомнить. В виде победоносного маленького поражения».

Тем временем ситуация вокруг наших арестованных моряков развивается не по дням, а по часам.

Центр общественных связей ФСБ РФ опубликовал видео, на котором запечатлен «допрос» троих украинских моряков, захваченных в плен в ходе нападения России на корабли ВМС Украины в Керченском проливе. На записи видно, как они читают свои «показания» с листа.

Председатель благотворительного фонда «ГО «Майдан Иностранных дел», дипломат  Богдан Яременко так обрисовал эту ситуацию на своей странице в Facebook: «Не комментируйте, не делайте перепостов видео с допросами и не осуждайте пленённых украинских моряков. Оставайтесь людьми и патриотами!»

С подобной позицией солидаризируется и Борис Бабин: «В очередной раз напоминаю представителям отечественного медиа: воспроизведение российской пропаганды по эскалации агрессии РФ в любой форме - является наихудшим из того, что вы можете сделать. Как насчет дальнейшей участи наших военнопленных, так и учитывая факт военного положения, как такового».

С изложения мнения последнего мы и решили начать подборку двух эксклюзивных комментариев о ситуации вокруг Азова, взятых у наших экспертов.

Борис Бабин, постоянный представитель Президента Украины в Автономной республике Крым:

-Борис Владимирович, в понедельник в выступлениях отдельных зарубежных политиков прозвучало несколько экзотическое по отношении к жертве агрессии предложение: сесть за стол переговоров непосредственно с самим агрессором и попытаться найти общий компромисс.  Тем не менее, как бы вы охарактеризовали нынешнюю типичную международную мейнстрим-реакцию на факт нападения на украинские корабли и пленение экипажа?

-В связи с ситуацией вокруг агрессии против наших моряков в районе Керченского пролива, доминирующая реакция международного сообщества  целиком предсказуемо оказалась на нашей стороне, поскольку со стороны России налицо  был продемонстрирован сперва откровенный акт агрессии, а  потом уже и ненадлежащее обращение с военнопленными. То есть тут наблюдается циничное игнорирование международного гуманитарного и морского права, а такие вещи очень трудно скрыть. Поэтому не трудно предположить, что все цивилизованные нации и в дальнейшем будут единодушно осуждать Российскую Федерацию.

-Наши моряки сейчас находятся фактически в плену. К некоторым из них в «Киевском (!)  районным суде» Симферополя уже избрали меры пресечения. Ощущаете ли вы единство  в украинском обществе в отношении ситуации, которая сложилась вокруг наших моряков?

-Да, безусловно. Это продемонстрировали не только наши политики в понедельник, поддержав президентский указ о переходе в режим военного положения в приграничных регионах страны, но и общественные активисты, а также экспертное сообщество. В частности,  совместное Обращение общественных организаций по поводу взятия в плен 23-х украинских военнослужащих на данный момент подписали представители более чем ста правозащитных и общественных структур. Кроме того, стало известно, что защищать украинских моряков в «суде» будут крымскотатарские адвокаты Эдем Семедляев, Лиля Гемеджи, Айдер Азаматов и Маммет Мамбетов, соглашения с которыми уже подписано. И наконец, как сообщил журналист Осман Пашаев,  только за первых шесть часов объявленного вчера в  Сети сбора средств на поддержку наших пленных моряков было собрано сто тридцать тысяч гривен!

Михаил Пашков, сопредседатель программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова:

-Итак, Михаил Юрьевич,  случился прецидент:  Украина вводит военное положение, пусть и не на всей территории . А скажите, были ли ранее моменты, когда Украине стоило вводить элементы военного положения, скажем во время событий вокруг острова Тузла в конце 2003-го, не говоря уже о более позднем периоде - после февраля 2014-го, когда Кремль начал гибридную войну против Украины?

-Безусловно. Вот и при обсуждении президентского Указа, многие эксперты говорили, что все мотивы и причины для введения такого правового режима были у нас и раньше. При этом перечислялись наиболее напряженные моменты - аннексия Крыма, Илловайск, Дебальцево. Иное дело, что последние события возле Керченского пролива засвидетельствовали, что со стороны России проявлена публичная  неприкрытая агрессия, осуществленная уже в формате военной операции, когда против наших кораблей были задействованы не какие-то добровольцы в униформе без опознавательных знаков, а  военно-морские силы РФ с поддержкой со стороны авиации- вертолетами и даже истребителями.

То есть можно констатировать, что раньше наша внешняя политика в российском направлении носила несколько реактивный, запаздывающий характер. С другой стороны, на лицо - дефицит стратегического видения дальнейших отношений с Российской Федерацией.

-«Сказав «А» мы должны сказать и «Б» - считают многие: после введения военного положения, пора бы и дипломатические отношения с Россией разорвать! Как вы относитесь к подобной идее?

-Этот вопрос обычно рассматривается в комплексе с некоторыми другими: денонсировать  ли Украине  Большой договор с РФ (чей срок действия истекает весной следующего года), выходить ли из состава СНГ, вводить ли для россиян визовый режим посещения нашей страны? На мой взгляд, при рассмотрении этих дополнительных альтернатив,нам всё-таки стоит подумать и о том, как защищать права двух миллионов украинцев, находящихся на территории Российской Федерации.

-В свое время начало так называемой Русской весны (которая увенчалась аннексией Крыма и созданием сепереатистских квази-республик на Донбассе), Путин оправдывал соображениями защиты русскоязычных соотечественников. Поэтому уточните: о каких двух миллионах украинцев вы говорите? О гражданах нашей страны, или об этнических украинцах, издавна проживающих в России?

-Естественно о гражданах нашей страны, временно находящихся на территории РФ. Есть среди них и те, кто стоит на консульском учете, но  подавляющее большинство наших земляков в России - нелегально работающие в ней «заробитчане». Если инициировать разрыв дипломатических отношений, Россия может пойти и на сворачивание консульских отношений. А именно это дипломатическое учреждение во всем мире опекается защитой своих граждан от всех возможных неприятностей, подстерегающих их за рубежом. Впрочем, учитывая нисходящую отношений между Москвой и Киевом, исключать такой вариант тоже нельзя, но тогда для защиты своих граждан Украине придется задействовать третьи страны - ту же Швейцарию.

-Принятый весной 2015 года ЗУ «О правовом режиме военного положения» предусматривает целый спектр ограничений, но нынешнее объявление этого правового статуса случилось  в результате политического компромисса. К тому же военное положение вводится лишь в десяти приграничных регионах. Не приведёт ли такая неопределенность, помноженная на чрезмерную ретивость силовиков на местах, к различным конфликтам интересов, которые «разруливать» будет суд? Должен ли Минюст или, скажем,  юридическая служба президентской администрации заниматься определенным юридическим ликбезом среди наших людей для  разъяснения отдельных нюансов  реализации на практике непривычного доселе для нас правового режима?

-Раз украинская власть пошла на такой шаг, то это уже её прямая обязанность - публично, понятно и доходчиво разъяснять людям что именно имеется в виду в том или ином случае, какие именно механизмы и объёмы возможного ограничения конституционных прав людей будут задействованы.

Согласно, упомянутому вами закону 2015-го года, после Президентского Указа и соответствующего  парламентского законопроекта о введении военного положения уже Кабмин Украины должен разработать конкретный четкий план для реализации на практике военного положения. И это положение будет носить прикладной, инструментальный характер. Ведь разработка нормативной базы во исполнение действующих законов - исключительная прерогатива исполнительной власти.

Александр Воронин, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Читайте также:

Порошенко: «Военное положение продлится 30 дней»
Военное положение: рекомендация СНБО, решение Президента, голосование в Раде, реакция Запада
Военное положение во всей Украине будет введено только в случае наземной операции войск РФ - Порошенко
Укрзализныця будет работать в особом режиме в областях, где введено военное положение
Спортивные события национального и международного уровней не отменят из-за военного положения в отдельных областях страны