loader

Олеся Яхно: «Украина уже победила, но Кремль пока этого не понял и не принял»

  • Олеся Яхно Украина уже победила но Кремль пока этого не понял и не принял

Киев: Кроме 5-летия начала Революции Достоинства, прошедшая неделя (вернее даже один ее день - четверг, плавно перешедший в пятницу) были знаковыми для Украинского парламента. Законодателями был принят Государственный бюджет на следующий год, а, после предварительного заключения Конституционного Суда Украины, парламент в первом чтении конституционным большинством поддержал идею закрепления европейского и евроатлантического курса в Основном законе страны.

Но кроме того народные депутаты Украины в который раз безуспешно пытались решить депутатского иммунитета одного из своих коллег, а в рядах «Опоблока» случился раскол, в результате чего один из  сопредседателей фракции - Юрий Бойко и его единомышленник Сергей Левочкин были из неё исключены, что, безусловно,  свидетельствует о приближении выборов.

Прокомментировать события последних дней мы попросили нашего постоянного собеседника - политолога Олесю Яхно.

Front News International: - Олеся, вы в последнее время принимали участие во многих международных и всеукраинских дискуссиях, посвященных проблематике национальной безопасности, и в контексте рекомендаций наших зарубежных партнеров, как Вы считаете: голосование в четверг в Верховной Раде законопроекта о внешнеполитическом курсе нашей страны на ЕС и НАТО- важное решение?

Олеся Яхно -  Да, безусловно. Понятно, что возможное закрепление в Конституции Украины евроатлантического курса (а первый шаг в этом направлении уже сделан) не гарантирует  автоматического вступления нашей страны в ЕС и НАТО. Но такая фиксация геополитического выбора Украины, во-первых, является определенным предохранителем от попыток политиков-реваншистов, ориентирующихся на Россию, развернуть ситуацию обратно.

А, во-вторых, в условиях безответственности  политического класса в своем большинстве, предпочитающем зачастую вообще ничего не менять,  четкий геополитический ориентир является одновременно и стимулом   для внутренних преобразований. В этом смысле, 311 голосов депутатов (проголосовали все фракции и депутатские группы, за исключением Оппозиционного блока) - за президентскую инициативу закрепить евроатлантический курс Украины в Конституции снимают какие-либо обвинения якобы в предвыборном пиаре и подтверждают понимание значимости этого шага.

FNI - Президент РФ Владимир Путин в очередной раз приехал в оккупированный Россией украинский Крым. Наш МИД принял очередную ноту. Недавно в одном из комитетов ООН приняли третью по счету резолюцию по аннексированному Крыму, которая в декабре будет проголосована и на заседании Генеральной ассамблее ООН. Но мой крымский вопрос к вам, как к эксперту, связан с возобновлением контактов между Москвой и Токио о судьбе спорных Курильских островов. Наше издание дважды размещало тематический обзор мнений по этому поводу. Многие считают, что метафорически Путин хочет обменять Крым на Курилы. Мол, отдав на каких-то условиях Курилы японцам, он тем самым пробьёт брешь в международной дипломатической блокаде Кремля и заставит мир на время забыть о Крыме.  Вы согласны с таким мнением?

О.Я. - Это нереалистично менять Крым на Курилы.  Крупные субъекты геополитики никогда не согласятся с аннексией Крыма, и санкции против РФ будут только нарастать, особенно с учетом «гибридного поведения» России не только на украинском направлении. Как сказал ранее Курт Волкер,  США каждый месяц-два будут вводить новые санкции против РФ, что мы и наблюдаем – новые санкции вводятся по самым разным поводам.  

Что касается ситуации с Крымом,  Курилами и т.д., то здесь Россия может столкнуться с обратным эффектом. Если российская власть вдруг решила, что она может пересматривать решения из прошлого и менять границы задним числом, то почему этого не могут делать другие? Вот, скажем, на днях партия «Истинные финны» предложила Финляндии потребовать у Российской Федерации возврата территорий (в том числе Карелии), переданных России в конце Второй мировой войны, чтобы вернуться к границам 1939 года.

Независимо от того, какая природа этих заявлений, начатый Россией процесс пересмотра истории (а вместе с ней - и границ), в итоге, может обернуться «политическим бумерангом» для самой РФ. Может оказаться, что Россия аннексировала не только украинскую церковь 300 лет назад. Согласно логике российской власти, которая вдруг решила в 2015 году, что «принятые в 1954 году решения президиумов Верховных Советов РСФСР и СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР не соответствовали Конституции РСФСР и Конституции СССР», получается, что и другие подобные решения советского периода, по аналогии, тоже нелегитимны.     

Следующим решением российской власти должно быть, скажем, признание нелегитимным решения президиума Верховного Совета СССР в 1944 году о вхождении Псковской области в РСФСР из Эстонской СССР и Латвийской СССР.

Или вот по выводу войск СССР из Афганистана Госдума РФ тоже решила пересмотреть позицию задним числом.  Депутаты Госдумы одобрили проект постановления, в котором говорится, что решение Съезда народных депутатов СССР 1989 года, осудившего ввод войск в Афганистан, не соответствует «принципам исторической справедливости».  В этом смысле, те, кто формируют сегодня политику в РФ, еще не до конца понимают деструктивность использования истории и политического прошлого в пропагандистских целях. У России уже есть опыт подчинения истории как науки правящей идеологии закончившийся развалом Советского Союза.

Отсутствие общественных наук и, соответственно, фундаментальных исследований, даже обычных социсследований, позволяющих изучать общественное мнение и корректировать курс, привели к тому, что развал СССР не просчитывался на уровне элит. Сегодня в России всякая общественная мысль в официальных СМИ пронизана пропагандой. Похоже, что страна живет прошлыми заслугами и одновременно обнуляет их.

FNI - На это неделе в зале не только подтвердили курс страны на Европу, и утвердили государственную смету на 2019-й год, но и пытались на практике реализовать предвыборное обещание большинства политиков еще с середины 90-х годов, и одно из требований Евромайдана – лишить депутатского иммунитета, но воз, как говорится, и ныне там. Поэтому процедура привлечения законодателя к уголовной ответственности носит одиночно-персональный характер.

О.Я - Начнем с бюджета. Очень хорошо, что депутаты впервые заблаговременно приняли основной финансовый документ, пусть и под утро. Потому что, во-первых, это важно, с точки зрения дальнейших переговоров с МВФ, а, во-вторых, с точки зрения продолжения разных программ как на общеукраинском, так и на местном уровнях. 

Что касается содержания, то, несмотря на большое количество поправок, в целом, проект бюджета можно считать сбалансированным. Напомню базовые показатели (с учетом поправок): рост ВВП на уровне +3; инфляция - 7,4 % (в 2018 - 9,9 %); госдолг - сокращение до 52,2 ВВП, в 2020 - до 49 % (в 2018 - 60 % ВВП); доходы - более 1 трлн.грн., расходы - более 1,1 трлн.грн, дефицит - 2,28 %.

Что касается депутатской неприкосновенности, то чем ближе к выборам, тем все больше мы убеждаемся в том, что большая часть политиков, обещавших снять неприкосновенность, всячески саботируют/затягивают/забалтывают этот процесс, придумывая всяческие отговорки.

FNI - Кстати, располагаете ли Вы статистикой: сколько всего депутатов находятся на крючке у нашей Фемиды?

О.Я. - Общую цифру назвать сложно, хотя бы потому что дела находятся на разных стадиях расследований.  Мне, честно говоря, не очень нравится, что большая часть усилий направлена на то, чтобы в принципе дать добро следственным органам. Если кому-то вручается подозрение, это ведь не значит, что он виновен.

FNI - Тем не менее, днями запрос Генпрокуратуры о даче согласия Верховной Рады на расследования деятельности Станислава Березкина, по подозрению в совершении уголовного деяния, было блокировано его коллегами. Как бы вы прокомментировали эту историю?

О.Я. - Профильный комитет, как мы знаем, поддержал предложение о снятии депутатской неприкосновенности с Березкина на период  следствия, но не поддержал инициативу задержания и ареста. Депутаты же – не проголосовали даже за первую позицию (решение комитета носит рекомендательный характер).  Всего 160 голосов депутатов «за» - доказательство того, что народные избранники ногами и руками будут цепляться за существующие привилегии.

FNI - Приходилось слышать версию, что в случае с тем же Берёзкиным недостаточная настойчивость зала была обусловлена слабой аргументацией Генпрокуратуры и НАБУ, прозвучавшей в зале. Мол, выглядело приведенное подозрение - недостаточно обоснованно.

О.Я. - Уверена, что все эти разговоры о том, что Генпрокуратура, НАБУ и САП некачественно готовятся к обвинениям - это логика и отговорка в стиле "сам дурак". Все ведь прекрасно понимают, что депутаты имеют неприкосновенность, соответственно - ряд следственных действий (без отдельного на то разрешения парламента) априори ограничены.

Ведь только полноценное следствие может сполна найти достаточные основания для дальнейшего обвинения или оправдания человека. Тот же арест неприкасаемой Надежды Савченко случился из-за расследования действий не-депутата Рубана.

Поэтому депутаты явно лукавят, говоря о недостаточности аргументов со стороны органов обвинения. Ведь именно поэтому нужно снять депутатскую неприкасаемость, чтоб следствие получило добро на проведение базовых действий, в случае подозрений в коррупции или других нарушений закона, но депутаты (вне зависимости от фракционной принадлежности), как мы видим, все-таки упорно не хотят добровольно самоограничивать свои возможности.

Между тем, ограничение депутатской неприкосновенности могло бы стать одной из важных предпосылок для качественного, а не количественного, обновления элит на парламентских выборах в 2019 году.

Ведь упрекая прокуратуру в недостаточности аргументов и не давая добро на следственные действия, законодатели тем самым подталкивают ее к проведению следствия незаконным способом, а чтоб оно действительно проходило в строгом соответствии с законом и нужно разрешение Рады. Получается какой-то порочный замкнутый круг.

FNI - Выше Вы сказали, что «впервые такое большое количество народных депутатов находятся в статусе подозреваемых в совершении преступлений различного рода». Значит ли это, что нынешний парламент по своему кадровому составу - более «вороватый», чем его предшественники или то что наши следственные структуры стали более предвзято относится к народным избранникам?

О.Я. - Не думаю, что внимание следственных органов связано с тем, что этот состав парламента - более коррупционный. Это связано, во-первых, с большей открытостью представителей власти для общества и антикоррупционных органов (те же электронные декларации), а, во-вторых, с новыми механизмами и органами (НАБУ, САП), которые, может, еще не демонстрируют эффективность на уровне конечного результата (решений суда), но на уровне внимания – точно результат есть. 

До электронных деклараций у нас вообще было устойчивое мнение, что неуплата налогов – не является серьезным преступлением.  Поэтому и новые антикоррупционные органы, и запрос общества на борьбу с коррупцией и уже упомянутая открытость власти - всё это влияет на статистику привлечения политиков и чиновников к ответственности. И все эти новации направлены, как на профилактику - предотвращения злоупотреблений в будущем, так и на наказание тех,  кто злоупотребляет.

В этом смысле депутатам, которые громко кричат об уровне коррупции и о том, как плохо работают следственные органы, и при этом блокирующими голосования за снятие депутатской неприкосновенности на период следственных действий (чуть что – сразу разговоры о «политических репрессиях»), следует, в первую очередь, сконцентрировать внимание на своих действиях по борьбе с коррупцией.  

В конце-концов, снятие депутатской неприкосновенности и согласие на начало следственных действий - это же не объявление человека преступником. У нас же презумпция невиновности и назвать виновным подозреваемого может только суд.

FNI - Какова судьба Избирательного кодекса? В первом чтении законопроект об этом был принят еще год назад, но рассмотрение поправок к нему -  затянулось, причем даже не в профильном комитете, а в специальной депутатской комиссии. И западные эксперты, и общественные активисты настаивают на переходе к формированию парламента по открытым региональным спискам …

О.Я. - Дело не в давлении Запада и улицы. Вернее, - не только в них. Существуют очень разные группы интересов в Верховной Раде, у политической элиты страны в целом, и порою их очень сложно совместить. Да и деление на сторонников «мажоритарки» и «списочников» - далеко не единственное. Это первый уровень, а их есть несколько.

Даже среди сторонников  пропорциональной системы есть те, кто поддерживает исключительно партийную систему с открытыми списками, а есть те, которые считают, что и закрытые списки приемлемы.  Причем, как показала наша практика выборов по трем основным моделям (мажоритарным, пропорциональным и смешанным), злоупотребление есть и в мажоритарной, и  в партийной  составляющей парламентских выборов.

Второй аспект, не способствующий принятию Избирательного кодекса во втором чтении, - это его громоздкость. В документе закладываются изменения не только на уровне парламентских выборов, но и на уровне президентских и местных выборов. Если изменения в отношении президентских выборов - не кардинальны, то изменения, касающиеся местных выборов, задевают разные группы интересов.

Поэтому, думаю, что в нынешнем парламенте будет очень сложно совместить разные группы интересов применительно к Избирательному кодексу. 

FNI - На этой неделе случился раскол в партии «Оппозиционный блок» и в ее парламентской фракции. Юрий Бойко и Сергей Левочкин, примкнувшие к партии Рабиновича-Медведчука «За жизнь!» были изгнаны из рядов парламентской фракции и пока что пополнили ряды внефракционных депутатов. Как вы считаете, по мере приближения президентских и парламентских выборов, - не станет ли это стартовым сигналом к дальнейшему дроблению парламента, в том числе и среди депутатов, тяготеющих к парламентской коалиции?

О.Я. - Ситуация в «Оппоблоке»  – самостоятельна сама по себе и не отображает общую тенденцию броуновского движения в Раде. Еще в период формирования Оппозиционного блока на руинах Партии регионов изначально состояла из двух больших групп (группы Левочкина-Бойко-Фирташа и группы Ахметова). Этот союз был ориентирован на политическое сохранение. Даже на уровне фракции был дуализм – имею в виду наличие двух соглав фракции.  В этом смысле федерализация Оппоблока была вопросом времени.

Если говорить об общей тенденции для оппозиционных фракций, то она состоит в конкуренции за статус главного оппозиционера (читай - главного популиста). Поэтому ни в какие союзы до второго тура президентских выборов, когда определится два главных претендента, я не верю.

FNI – Если вы уже сами заговорили о предстоящих выборах , скажите, Олеся, каковыми вам видятся основные риски для страны в предстоящий предвыборный период?

О.Я. - Если сравнивать ситуацию на 2018 год с ситуацией 2014 года,  то, конечно же, мы стали сильнее. Не просто сохранили Украинскую государственность (а риск полномасштабной войны со стороны РФ в 2014-2015 годах был довольно высок), и не просто преодолели риск экономического краха. Но и улучшили ряд показателей, если говорить о макроэкономических показателях, и смогли переориентировать наши рынки – за четыре года наш экспорт в ЕС вырос с 28 % до 42 %.  По большему счету, Украина уже победила, но Кремль пока этого не понял и не принял.

В этом смысле, я в очередной раз повторю, что стратегически Украина делает все правильно. А споров и дискуссий внутри страны будет еще очень много, в том числе по самым острым вопросам. И это вполне естественно, даже закономерно. Где-то не хотим (я о саботаже), где-то не умеем, но учимся. Но на уровне целей - все правильно. 

А это значит, что в порыве патриотизма, популизма, солидаризма, справедлиризма, либерализма, социализма, консерватизма, радикализма, дебилизма и т.д., которые иногда странным образом могут сочетаться в одном политике/политической группе/политическом классе, необратимых ошибок, все же, не будет.

Но риски, конечно же, есть – как внешние, так и внутренние. Внешние риски – не обязательно напрямую связаны с Украиной, но косвенно имеют важнейшее значение. Вот, скажем, пример с Интерполом – хорошо, что коллективными усилиями удалось предотвратить избрание главой Интерпола кандидата от России.  Но, уверена, что рисков подобного характера будет еще очень много.

Если говорить о внутренних рисках, то это риск прихода «реваншистов» и популистов, которые могут не столько изменить геополитический вектор, сколько – приостановить темп реформ и неадекватно реагировать на существующие внешние риски.   

Александр Воронин, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Читайте также:

Олеся Яхно: Раньше выборов в Украине Кремль вряд ли что-то существенно будет менять в своих подходах по Донбассу
Украина примет участие в отдельной фазе учений НАТО
Facebook может помочь Украине в чистоте проведения выборов следующего года
Станут ли вновь Южные Курилы Северными территориями?
Состоится ли сделка по Японскому морю, за счет моря Черного?