loader

Состоится ли сделка по Японскому морю, за счет моря Черного?

  • Состоится ли сделка по Японскому морю за счет моря Черного

На площадке сингапурского саммита АСЕАН российский президент Владимир Путин и японский премьер Синдзо Абэ вернулись к прерванному в 2004-м году диалогу о Курилах.

(Окончание. Первую часть тематического обзора - читайте здесь).

По итогам их общения с глазу на глаз Синдзо Абэ выразил уверенность в том, что лидеры двух государств сумеют в кратчайшие сроки решить территориальный спор и заключить мирный договор по итогам завершившейся 73 года назад Второй мировой войны.

В первой части тематического обзора мы напомнили историю территориального спора между Россией и Японией и осветили - как именно восприняли в японском обществе новость о возобновлении консультаций с Москвой о судьбе Южных Курил, которые в Японии упорно называют «Северными территориями».

Теперь же поразмышляем о возможном восприятии отдачи Курил японцам россиянами и проанализируем, зачем Путин рискнул затронуть в диалоге с японцами долгоиграющую тему принадлежности спорных территорий и не станет ли это прецедентом для исхода из России других «якобы исконно русских территорий»?  Даже по первой реакции экспертов на консультации Путина и Абэ видно - как расходятся они в своих оценках, а еще больше - в прогнозах развития геополитической ситуации.

Реакция россиян. А кто их спрашивать будет?

Думается, что титул Путина как «собирателя земель русских» в глазах большинства россиян, поддержавших его на мартовских выборах в этом году, не сильно пострадает при каком-либо варианте компромисса. А поскольку до президентских выборов 2024-го года в РФ - еще далековато, для усомнившихся патриотов российская пропаганда всегда найдёт нужные аргументы в защиту тезиса о мудрости национального лидера.

Что касается оценки случившегося 15-ю процентами думающего российского электората из числа демократов, враждебно относящиеся к выходцу из чекистских кругов Путину? Парадоксально, но еще с перестроечных времен именно они, гораздо лучше других, осознавали, что лучше на каких-то условиях отдать японцам острова, раннее им исторически принадлежащие, чем упереться ради голого принципа.

В наше время в Сети они (сторонники интенсивного, а не экстенсивного пути развития России) часто иллюстрируют свои посты по методу контраста: пейзажи курильского запустения хорошо оттеняются красочной инфраструктурой других японских территорий, впрочем, как и антисанитарии прусского Кёнигсберга, ставшего в одночасье Калининградом, противопоставляется идеальный порядок остальных германских земель.  Как правило, подобные «весёлые картинки» сопровождается нравоучительной моралью: вы, мол, сперва на исконно русской Рязанщине порядок наведите, прежде чем думать о каком-либо прирастании земель!

Ну и наконец неудача пикетов, направленных против пенсионной реформы, общая неэффективность протестных акции сторонников Навального, как и сошедшая на нет предыдущая блокада дорог дальнобойщиками, дали Кремлю уверенность в том, что в случае форс-мажоров, особо масштабных протестов не случится, ну а если кто вдруг вздумает защищать под его стенами каждую пядь далеких дальневосточных территорий, управа на смутьянов всегда найдётся!

Но для Путина, кроме прагматического расчета, получить какой-то материальный актив от японцев, важны в первую очередь и внешнеполитические соображения. И главная из них - маниакальная (и не особенно скрываемая) навязчивая идея – вернуть себе статус геополитического игрока, вершителя судеб миллионов.

Для реализации этой клинической идеи-фикс на первом этапе, в результате достигнутого компромисса с японцами, для хозяина Кремля важно прорвать дипломатическую блокаду Москвы, установленную Западом в 2014-м году, после аннексии украинского Крыма.

А далее в ход пойдет излюбленный Москвой жанр внешнеполитических интриг и дипломатических «многоходовочек», в сочетании старой и новой тактики, когда приемы шантажа и подкупа будут густо приправлены соусом из кухни гибридной информационной войны и проблематика Крыма будет отодвинута не только в СМИ, но и на международных дипломатических и экспертных площадках другими актуальными темами, исподволь (чаще не своими руками) подкинутыми Москвой в новый всемирный дискурс.

Международный обозреватель оппозиционного российского интернет-ресурса «Ежедневный журнал» Александр Гольц свой материал в свежей ленте «Ежа» так и назвал: «Поменяем Курилы на Крым?»

Гипотетический знак вопроса в заголовке обзора Александра Гольца не должен успокаивать украинских дипломатов. Даже без зафиксированной или внятно артикулированной связки между тихоокеанскими островами и черноморским полуостровом, в случае более-менее удачного для Москвы исхода конфликта вокруг Курил, этот дипломатический успех Кремля, как мы уже отмечали, может помочь ему пробить брешь в мировом единстве лидеров ведущих стран по отношению к агрессору и в какой-либо форме ослабить международные санкции по отношению к нему.

Таким образом, у Путина появляется перспектива вернуть себя к столу мировых геополитических игроков, пусть даже и с замороженным статусом Крыма, подобно тому, как Запад, полвека не признававший аннексии стран Балтии Советским Союзом в 1940-м году, все же сотрудничал с Москвой.

Возникнет ли цепная реакция в геополитическом треугольнике «Курилы-Крым-Кенисберг»?

Подобный расчет Кремля (вернутся в узкий круг «всемирных решал») усмотрел и Алексей Макаркин, российский политолог, заместитель директора Центра политических технологий, дополнив сверхзадачу и некоторыми нюансами.

Он считает, что активность Путина на японском направлении обусловлена тем, что России хотелось бы как-то выйти из той ситуации, в которой она оказалась во внешней политике. Россия по сути отсечена от высоких технологий, резко уменьшились возможности для развития. С 2014 года у нас действует принцип «осаждённой крепости», СМИ и политики говорят, что мы окружены врагами, надо сплотиться и так далее. Но это может работать на консолидацию общества только какое-то время, а потом геополитика берет верх. Кроме того, осаждённая крепость может держаться, но не может развиваться. Поэтому есть желание наладить отношения по разным направлениям».

При этом, в отличии от наших оценок минимального восприятия россиянами факта сдачи родной земли, эксперт все же отмечает все возможные риски для Кремля в деле возврата территорий кому-либо.

«Тема островов является не просто территориальным спором, который можно решить без особых издержек, как это было с островами в Амуре с Китаем. Вопрос Курил носит эмоциональный, даже сакральный характер. Это связано с событиями Второй мировой войны, самого главного события в истории, по мнению большинства россиян. Кроме того, есть распространённое убеждение, что отдашь острова, тем более два, — станут требовать ещё. Тут всплывает еще и тема Южного Сахалина, который когда-то был японским, и что Германия предъявит претензии»,- отмечает политолог.

Гипотетическая передача Курил японцам вызвала шквал юмора в соцсетях.  Пользователи спрашивают: «Когда забрали Крым, народ резко поднялся с колен. А, если отдадут Курилы, какую позу должен будет принять народ?».

Однако в Сети кроме шуток об обмене московской недвижимости на курильскую (с перспективой стать японским пенсионером) также отмечают, что «предыдущая отдача спорных островов китайцам в русле Амура была болезненным актом, но и она проходила в прошлую докрымскую эпоху. В посткрымскую эпоху умножайте последствия таких решений на два».

Эту мысль у себя в Facebook конкретизировал в целом оптимистическим для Украины прогнозом украинский политолог Виктор Небоженко, который считает, что, нарушив базовую ценность современного мира - неприкосновенность послевоенных границ, Путин себя загнал в безумный геополитический треугольник «Курилы-Крым-Кенисберг». К тому же ситуация вокруг путинской России складывается так, что президент Путин или его преемники будут вынуждены, практически одновременно, отдавать захваченные земли: Германии - Кёнисберг, Украине – Крым, а Японии-Курилы. Донбасс «вернется» в Украину чуть раньше Крыма.

Кроме того, политолог оптимистически и благоприятно видит перспективы Украины в получении от России еще и существенной компенсации за огромный ущерб, причиненный во время оккупации Крыма и Донбасса.

«Только после этого Япония и Украина подпишут мирные договора с Россией» - резюмирует он.

В 2019-м для путинского электората «сдача» Курил должна быть компенсирована победой пророссийских сил на выборах в Украине.

Предстоящие переговоры по Курилам днями живо (и в оптимистическом ключе уже для России) обсуждал на волнах руководимой им радиостанции «Эхо Москвы» - Алексей Венедиктов в разговоре со своим заместителем Сергеем Бутманом.

Отметим, что Венедиктов умудряется сочетать амплуа демократа с верностью к имперским замашкам. Весною 2014-го (после аннексии Крыма, но до боев на Донбассе) он даже приезжал в Киев и участвовал в организованном Михаилом Ходорковским двухдневном конгрессе украинской и российской интеллигенции. Вот и сейчас, в первой части эфира он возмущался «наездом» российской Фемиды на издание Евгении Альбац «The New Times», которое оштрафовали на 22 миллиона рублей.

Венедиктов радостно констатировал о том, что, собрав необходимую суму, да еще и с лихвой, - российское общество продемонстрировало, что нынешняя внутренняя политика российской власти осточертела россиянам, тут же (без перерыва на рекламу) принялся нахваливать её внешнюю политику, в том числе и продемонстрированную Путиным в ходе переговоров с японским премьером.

Цитирую: «Мало кто заметил, что Владимир Владимирович Путин совершенно случайно – у него всё случайно – встретился с бывшим полевым командиром, а ныне президентом Косово. Одновременно. Это сложная история. Для Путина важнее втянуть Японию в переговоры, сделать вид уступки. С другой стороны, Косово, Европа, Балканы. Он же сказал: «Заключите мирный договор с Сербией. Мы его признаем».

Таким образом, Путин как бы показывает миру: «Да нет никакой изоляции. Я готов вести переговоры. Я отличный парень, я понимаю ваши проблемы, ребята. Да, мы понимаем, есть реальность. Вот это реальность – острова. Есть реальность – это реальность Косово. Кстати, у нас тоже есть реальность, Крым называется. Может быть, мы на эту тему потом поговорим? Словом, ему важно пробить блокаду».

На уточняющий вопрос коллеги: «Скажи мне, пожалуйста, а задача: и блокаду пробить и, например, грубо говоря, Крым сохранить?», личный друг путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова ответил, неотличимо от риторики записных имперцев типа Гиркина и Проханова: «Крым сохранить нет задачи, потому что он считает, что Крым генетически наш. Главное тут - пробить блокаду. Дальше – большие размены». Спрашивают: «Так могут ли японцы за часть Курильских островов признать Крым российским?» - «А вообще, на фиг нам ваше признание? Вы санкции снимите!»

И далее Венедиктов, словно расшифровывая внутренний монолог Путина, вернулся к любимой им проблематике ялтинского мироустройства в международной политике: «Давайте, ребята, все-таки вернемся к ялтинско-потсдамскому миру, послевоенному, где каждая великая держава – в данном случае были США и Советский Союз, а сейчас плюс Китай, Евросоюз… Поделим на сектора ответственности (внимание! – не на сектора, где мы будем качать нефть или алмазы, а не сектора влияния). Мы будем отвечать за порядок на этом секторе».

Венедиктов, упомянув уже о московской встрече Путина с представителями Талибана (официально запрещенного(!) в РФ) перешел к анализу украинско-российских отношений, процитировав при этом профессора Владимира Пастухова, который отметил, что «украинский вопрос для России – это все равно, что ирландский вопрос для Британии в позапрошлом веке». Мол, тут то же самое.  «Англичане как говорили? Мы один народ. Мы - британцы. Какая к черту независимость? Это наша земля. Мы за нее долго воевали, мы ее ото всех освобождали и за всех завоевывали».

В конце Венедиктов процитировал путинский ответ на заключительной пресс-конференции в Сингапуре: «С нынешней властью на Украине мы не продвинемся никуда».

И сделал вывод: «С учетом президентской кампании, это явный знак того, что Кремль будет поддерживать Юлию Тимошенко на президентских выборах».

Одним словом, на будущий 2019-й, который по японскому календарю будет Годом Свиньи, Путин рассчитывает прорвать дипломатическую блокаду, смягчить санкции и через вполне демократическую процедуру наших президентских и парламентских выборов планирует вновь включить Украину в «свой сектор ответственности». Задача не столько украинской власти и ее дипломатического корпуса, сколько всего украинского общества, в данном случае - украинского избирателя: лишить его этого удовольствия.

Александр Воронин, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Читайте также:

МИД Японии подтвердил дату запуска первого чартера на Курильские острова
Генеральный секретарь правительства Японии выразил протест против российских истребителей на Курилах
Токио вновь затронет проблему Курильских островов на ближайшем региональном саммите
Япония может не размещать военные базы США на территории Курильских островов
Станут ли вновь Южные Курилы Северными территориями?