loader

Журналист Реведжук рассказал об издевательствах над ним людьми Костенка и о причастности Денисовой к российским спецслужбам

  • УкраинскийжурналистРоманРеведжук

    Украинский журналист Роман Реведжук


Киев: Украинский журналист Роман Реведжук в эксклюзивном интервью Front News International рассказал о причастности Александра Костенка к своему избиению во время «Революции достоинства», о причастности украинского омбудсмена Людмилы Денисовой к российским спецслужбам, в частности к ФСБ, и о том, как она вместе с министром Внутренних дел подставили украинского президента Петра Порошенка.

Роман Реведжук – журналист, в 2013-м году вернулся в Украину на «Революцию достоинства», где комментировал события для европейских СМИ. Проводил расследование по сбору средств на Майдане. Будучи руководителем «пресс-центре в КГГА» во время «Майдана» уличил в недобросовестности и хищении государственного имущества комендатуру КГГА и отдельных партийных представителей.

На данный момент, главный редактор печатного и интернет издания Social and Political Newspaper "Kyiv With Pepper". Сооснователь и председатель правления «ПЕРВАЯ УКРАИНСКАЯ НЕЗАВИСИМАЯ МЕДИА ПЛАТФОРМА», целью которой является реабилитация СМИ и проведение реформирования в области журналистики.

FRONT NEWS INTERNATIONAL - В 2014 году вы разоблачили Александра Костенко и Станислава Краснова в мародерстве. В мае 2014-го их задержала СБУ по обвинению в терроризме, однако, затем дело было передано в Министерство внутренних дел. Пока никаких результатов расследования нет. Скажите пожалуйста, с чего началась активная общественная деятельность нынешнего «героя» Костенка  и каким образом его личность героизировалась для граждан Украины?

РОМАН РЕВЕДЖУК - Все началось со стрельбы в КГГА. Однажды мне позвонили и сообщили, что в городской администрации были слышны выстрелы. Я поспешил туда, однако, к моменту прибытия удивился, ведь коменданта Анатолия там не было. Было два человека. Один называл себя «Саша Крымский», а второй - Стас. Еще был третий парень, но я уже не помню, как его звали. По-факту было 3 человека, которые самопровозгласили себя комендантами Майдана. Уверяли, что они против партии «Свобода» и вообще против всех партий. Говорили, что пришли от народа и ими никто управлять не будет, а все только и будут, что выполнять их приказы. Однако они были с оружием, поэтому было трудно не слушаться. Я развернулся и ушел, потому что понимал, что ничего не смогу изменить. Даже если бы имел какой-то к ним вопрос, понимал, что он будет воспринято агрессивно.

FNI - Что они возглавляли до того, как стали комендантами?

РР - Я не знаю. Я вообще их не видел. Они появились на Майдане только в первых числах марта.

FNI - Во время Революции Достоинства, они представляли интересы какой-либо партии?

РР - Нет, они наоборот говорили, что они аполитичны, а с ними только организация «Нарния», а они являются патриотически-гражданским корпусом. Где-то еще 2-3 дня я наблюдал за их деятельностью. События менялись так быстро, что мало кто успевал сориентироваться в любых обстоятельствах.

FNI - Почему на это не отреагировали лидеры «Майдана», например, Тягнибок или тот же Порошенко?

РР - Трудно сказать, что именно они были лидерами Майдана. Я вообще не готов говорить о том, что Порошенко конкретно в то время был функционером Майдана. А как мог Тягнибок вообще реагировать на них, если как позже оказалось, что они были помощниками Эдуарда Леонова - крымского депутата от «Свободы». Я предполагаю, что он не просто депутат, а был основным куратором крымского полуострова от российских спецслужб. В партии Свобода очень много интересных личностей и событий. Можем вспомнить подрывы под Верховной Радой и вообще, если углубиться в сумбурную деятельность самого Леонова, то много чего интересного можно найти. Если посмотреть, как он сейчас защищает Костенко, ведь именно он же вносил залог после того, как их задержали и по сегодняшний день продолжает защищать, поэтому здесь история имеет много неоднозначностей, ответы на которые может дать только сам Леонов с привлечением детектора лжи. Я готов задать ему много вопросов. Ну и собственно тогдашней комендатуре. Позже в пресс-центре мы договорились собраться все вместе, поговорить с новым «руководством», определиться, как мы будем работать в дальнейшем, так как информации за день пресс-служба получает достаточно много, а информационная поддержка нужна. Я в то время организовал большую плазму, чтобы люди могли видеть новости и чтобы не держать их в информационном вакууме. Своей задачей и гражданским долгом я считал применить свои журналистские умения и опыт для того, чтобы люди могли получать новости. Пошел я к этим комендантам, мы пообщались, они сказали, что к моим обязанностям они не имеют никакого отношения, потому что занимаются охраной. Однако я им сказал, что я против того, чтобы устраивались любые сборы денег. Затем от них начали приносить какие-то списки, начали записывать куда-то людей, для вступления якобы в какую-то партию. То есть с момента знакомства и нормального общения - больше нормального общения не было.


FNI - С чего же тогда все началось? Ваше избиение, ограбление ...

РР - Вот то, о чем  говорю и стало началом этого инцидента. Что я приходил и делал замечания, говорил конкретные вещи, что мне все это не нравилось, что это неправомерно, что это нарушение абсолютно всех человеческих норм. В ответ они только и говорили, что мы на Революции. Я им объяснял, что вы возглавляете комендатуру, что вы в принципе ответственны за то, что происходит.

FNI - Причиной избиения стали только ваши замечания о работе комендатуры или было еще что-то?

РР - Нет, это не все. Причиной моего избиения стало то, что я начал проверку на Майдане и в КГГА. Я начал следить за ящиками для сбора средств. Некоторые из них были вообще неопечатанные, некоторые кое-как. И в тот момент я обратился к своему товарищу, который в свое время работал на «Новом канале». Я рассказал ему все подробности, ведь спокойно ходить, когда мне через те ящики угрожали словами: «мы тебя найдем где-то и ты свое получишь» я не мог. Он передал своим знакомым, которые вели программу «Абзац» и предложил снять расследование на эту тему. Потом со мной связалась редакция, приехал журналист, вместе совершили рейд, отсняли сюжет. Во время рейда мы поймали парня, который с сундуком полным денег убегал от нас, мы за ним, но он убежал. Вышел первый сюжет. Позже пришли журналисты «Громадское телевидение», они там стрим делали. В интервью я призвал всех людей не приносить денег на Майдан. Я сказал, что если вы хотите как-то помочь, то приносите вещи и еду. И этого будет достаточно. Ведь на Майдане не нужны средства. Здесь не нужно покупать оружие и оплачивать охрану, ведь все, кто здесь есть - это добровольцы-волонтеры. Это было первое возмущение, ко мне подошли и сказали, что «как ты смеешь, какое право ты имеешь такое говорить» и т.д. Как уже потом я увидел на фотографиях - это были люди из «Свободы».



FNI - В тот момент вам уже угрожали?

РР - Ну сначала это было демократично. Не было никаких прямых угроз, однако было сказано, что каждая сказанная вещь влечет за собой определенные последствия. Они меня «прощупывали» со всех сторон. Но я был постоянно среди людей, поэтому меня было трудно где-то подловить на чем-то. Когда вышел уже сюжет, я его скачал на электронный носитель. Каждый день собирал новости и показывал людям, чтобы они ориентировались в информационном пространстве. Мы даже брали европейские новости, озвучивали их и все показывали на большой плазме перед людьми. Такая система просуществовала где-то примерно неделю. И однажды я включил этот сюжет. Все кто жили в КГГА увидели это видео и были в полном шоке. Они не понимали, что это происходит в комендатуре, они были удивлены как это может быть. После чего примерно 30 человек встали и пошли в комендатуру разбираться, чтобы узнать где исчезли все деньги.

Когда мы пришли туда, там не было ни одного человека, все они куда-то исчезли на некоторое время. Я думаю, что их просто предупредили и они скрылись. Ну и после того уже все началось.

Шестого марта вечером я уже собрал всю информацию, у меня был компромат на определенных людей, но говорить об этом сейчас нет никакого смысла, потому что потом все было уничтожено, когда меня избили. Тогда уже было очень поздно, я остался один. Я вышел из КГГА, где уже ждало такси. Я должен был ехать, но вспомнил, что на столе забыл флешку и вернулся чтобы забрать ее. Когда я выходил из помещения, на входе я увидел людей, человек 7 наверное, державших в руках мешки, коробки от системных блоков. Я спросил у них, что они делают? На что они мне ответили, что это приказ комендатуры. И появляется внезапно передо мной Александр Костенко. Я спрашиваю у него, что они здесь делают? Он ответил, что это его личные вещи и в один момент два человека меня отодвинули в сторону и все вышли. Ну что я мог сделать один против семи или восьми мужчин? Ну ничего же, это понятно. Я выхожу за ними, начинаю следить, куда именно они идут. Сразу связался с Автодозором - автопатрулем Майдана и попросил помощи, сказал, что комендант совершил кражу, выносят вещи из КГГА. И в один момент мимо пробежало еще три человека, у которых прямо в руках были автоматы Калашникова и большая сумка. Костенко вместе с этими тремя ребятами сели в машину и скрылись. Автодозоровцам удалось поймать только тех, что похитили документы и системные блоки. Там изъяли у них оружие, боеприпасы и т.д. После чего их вернули в КГГА и пригласили комендатуру от Парубия, чтобы с этим всем разобраться. Я сразу позвонил журналистам, рассказал об этой ситуации. Затем зашел в КГГА, на меня начали оглядываться люди, начали забрасывать в мою сторону фразы, что они сейчас «со мной разберутся, что я пойму, что я натворил». Понимая, что ситуация не из лучших, я вышел опять на улицу и пошел к палатке «Железной сотни», где мне предложили дополнительную охрану. На следующий день мы договорились с некоторыми журналистами, чтобы записать сюжеты обо всем, что произошло ночью.

После чего в палатку ворвались люди, которых мы ещё недавно задержали. Мне заломили руки, ударили по лицу. Меня начали бить, там было достаточно много людей. Они сделали коридор в КГГА и прямо через этот коридор повели, кричали, что я «провокатор, шпион».


FNI - Был среди этих людей Костенко?

РР - Нет, Костенко среди них не было. Это я уже недавно узнал, что это было указание собственно Костенко. Меня тогда завели в КГГА, в лифтовую шахту, порвали на мне куртку, отобрали сразу все документы, телефоны. Один телефон разбили на лестнице. Потом меня вывели на второй этаж, завели в комендатуру. Сначала начали предъявлять разные непонятные обвинения, но по-факту меня посадили на стул, привязали руками и ногами к стулу и начали издеваться. Отобрали у меня электронные носители, смотрели сюжет о сундуках для сбора средств и одновременно ставили печати на теле и обливали водой. Уши крутили, говорили отрезать по кусочку будут. Это были зверские издевательства. Эти люди кричали такие вещи, которые трудно осознать. Один кричал, что убьет меня или зарежет. Потом стали меня бить по груди и плечам. Я терял сознание, после чего меня обливали водой и снова били. Один кричал, что меня нужно поставить на главную сцену на колени, чтобы я признался в непонятных обвинениях. Но люди меня знали, знали все, поэтому и не поверили бы в это. Они тоже это понимали, да и фальшивых свидетелей среди реальных майдановцев не нашлось бы. Один крепкий парень ударил меня в левый висок и уже после этого удара я ничего не помнил. Я просил у них прекратить издевательства. Затем они меня отвели в туалет подвала, выключили свет и били меня, пока я не перестал показывать какие-либо признаки движения. Опять обливали водой, я приходил в себя и снова били. После того ко мне пришел третий комендант, мы с ним более-менее поговорили, он принес мне мою серебряную цепь с крестиком и вернул мне удостоверение журналиста. Больше ничего мне не передали.

FNI - Как вы считаете, в чьих интересах работает Костенко?

РР - Сейчас эта вся ситуация приобрела совсем другую реальность. Жажда наживы «сожгла» того же Костенко. Они похитили медали, документы, много ценных вещей, принадлежавших КГГА. Работали они на Эдуарда Леонова, который по моим предположениям работал на спецслужбы РФ. Я думаю, что эти люди «заметали следы». Факты на лицо. На кого могут работать такие люди в Киеве, на Майдане? Это же очевидные вещи. У меня есть информация, что после задержания Костенко и Краснова, в личном пользовании Костенка был один из моих телефонов марки LG на три симки. Также у них изъяли много документов, среди них были и мои, которые ранее у меня отобрали. Что интересно, у меня было с собой свидетельство о рождении, и именно оно есть среди описанных документов при задержании СБУ. Также я уже писал у себя на фейсбуке, что получил информацию по своим каналам, о том, что по факту моего избиения установлены конкретные люди и эта вся информация есть у СБУ. Уголовное дело, которое по моему заявлению было возбуждено, от 2014-го года даже не сдвинулось с места, а меня как свидетеля ни разу не опрашивали, ни полиция, ни СБУ.  Я думаю, что в СБУ отдельные люди сливают информацию пророссийскому блогеру для его публикаций о Костенко. А после всего того что происходит, начинаю думать, какая у меня перспектива безопасности, ведь я практически один, кто не молчит об этих вещах. Удивителен тот факт, что Костенко уже для нас всех является «героем».


FNI - Кто же тогда сделал его для нас «героем»?

РР - Три дня нам человек вкладывал в голову тезисы героизации Александра Костенко. Этот человек сегодня является государственным деятелем, человек, который имеет доступ к государственной тайне, украинский омбудсмен Людмила Денисова. Однако я хочу глубже посмотреть во всю эту историю. В ближайшее время в Украине состоятся президентские выборы и политическое противостояние приобретает свою широкую активность. Одну из ключевых ролей здесь также играет министр внутренних дел Украины Арсен Аваков. Мое мнение, что Аваков через Денисову политически подставил Порошенко. После того, как Денисова была назначена омбудсменом, у нее появился неплохой шанс устроить себе пиар на фамилии Сенцова. У нас не хватило времени понять кто она и откуда. Она сама из Крыма, занимала должности при Януковиче и даже не попала под люстрацию. РФ отработало успешную спецоперацию, в которую привлекла, на мое глубокое убеждение, свою агентку Людмилу Денисову. Которая воспользовалась тем, что все на летних каникулах и привезла сюда Костенка. А желание Министра внутренних дел Авакова остаться у власти совпало с проведением спецоперации российских спецслужб, и его использовали как «полезного идиота» в диверсионной деятельности против информационной безопасности Украины.

На посмешище выставили президента. Есть масса свидетелей, которые готовы идти свидетельствовать против этих людей. Как может быть так, что террорист становится героем, а свидетель, который задерживал террориста - в опасности? Мы не знаем, чем дышат эти люди. Если у Костенко уже есть в бэкграунде информация, что ему заказывают убийства, то я думаю, что в ближайшее время могут произойти страшные вещи. На самом деле история довольно странная. Если почитать автобиографию Денисовой, то можно узнать, что она родилась в России, она работала в России, в Крыму. Как-то странно становится.

FNI - А какая же тогда была роль Станислава Краснова?

РР - Мы забыли о Станиславе Краснове, который позже задерживался в Украине по подозрению в терроризме. А получается так, что в офисе Денисовой работает бывший адвокат Станислава Краснова - Андрей Мамалыга, к тому же ее заместителем. За время защиты Мамалыгой Краснова, они настолько породнились, что Мамалыга взял работать жену Краснова в пресс-службу Денисовой.

Я глубоко убежден, что этот человек, как и родилась в России, так и живет в России. «Сколько волка не корми, он все ровно в лес смотрит» - в народе так говорят. Я думаю, что Денисову необходимо поздравить с получением награды «Народного героя России», так как она привезла Костенко из России, который мародерствовал на Майдане. Имею предположение, что именно они причастны к расстрелам на Майдане, ведь уже столько времени прошло, а результатов никаких нет. По-факту мы имеем то, что Сенцов сидит в тюрьме, а Костенко уволили. Я думаю, что и тюрьмы у него никакой и не было. Если вспомним, какую пиар-кампанию раскрутил телеканал «Интер» для Костенко, как политического заключенного, то можно увидеть обычное театральное постановление.

FNI - Возможно политическое будущее для Александра Костенко в Украине?

РР - У нас в стране все события происходят настолько непонятно и непредсказуемо, что можно ожидать абсолютно разные вещи. Я не удивлюсь, если он завтра появится в списке какой-либо политической партии, но считаю, что украинское общество должно дать свои оценки и стать на сторону справедливости. Этот человек должен ответить перед украинским законом за свою деятельность и понести наказание. Я писал письма в СБУ, однако какого-либо ответа я не получил. Сейчас снова готовлю обращения, включая европейские организации.

FNI - Обращались ли вы с исками в суд, как пострадавший?

РР - Я ни разу не обращался с исками, как пострадавший на Революции, ведь это был мой выбор. Мой выбор стать функционером «Революции Достоинства». Я хочу, чтобы меня признали пострадавшим по конкретному делу Костенко. Я пострадал от рук этих негодяев, я потерял здоровье. Это серьезные вещи, а правоохранительные органы должны привлечь меня, как свидетеля. Сейчас я понимаю, что эта ситуация обрела непонятную для меня сторону, поэтому дачу показаний по этому делу, я готов давать публично. Мне кажется странным, когда к нам везут человека с России, а СБУ никоим образом не проверяет его и не докладывает президенту. А потом Петр Порошенко приветствует этого человека, которого еще 4 года назад задерживали по подозрению в терроризме. Я думаю, что Глава нашего государства должен принять правильное решение, а виновные должны быть наказаны.


FNI - Не думаете ли вы, что именно президент Порошенко покрывает всех этих преступников?

РР - Договоренности могут быть разными, но я не думаю, что президент заинтересован в том, чтобы покрывать каких либо вообще преступников. Однако я не сижу у него в голове и не знаю ход его мыслей. Есть абсурдная ситуация, когда он поздравил человека, который несет угрозу для украинского общества. Интересным моментом является то, что в 2014 году Александр Костенко еще находился в розыске, однако сейчас эта информация на сайте СБУ отсутствует. В 2014 году он сбежал. То что он говорил, что его похитили - это полный бред, ведь за него был внесен залог, после чего он добровольно получил паспорт гражданина РФ. Какие бы истории не придумывали, есть много разных фактов, например то, что преступника покрывали, что президента Порошенко подставили, а Россия провела успешную спецоперацию используя украинского омбудсмена Людмилу Денисову. А еще среди нас ходит опасный преступник, за которого Омбудсмен публично заставила думать, что он герой. Жаль, что люди, которые отдали свое здоровье за ​​страну сейчас или на заработках, или на фронте. И им не дает никто ни квартиру, ни 100 тыс. грн компенсации и никто о них никоим образом не вспоминает. Вот абсурдная ситуация. Я надеюсь на реакцию президента. Прошло больше недели и все молчат. А чего мы ждем? Чтобы этот преступник кого-то покалечил или убил? А то, что это совершит он никто даже и не узнает, ведь он теперь «герой».

Если уголовное производство не сдвинулось с места еще тогда, то я сомневаюсь, что оно бы сдвинулось даже если бы меня убили. Я хочу жить в этой стране спокойно, я уважаю президента Украины, но я не могу поверить в то, что президент, которому я доверяю - презирает меня, а также и общество исходя из сложившегося. Я надеюсь, что он услышит меня и скажет: «Стоп, я же не знал». Поэтому мы не можем рисковать обществом на любом уровне, когда привозим преступника и нас заставляют признавать его «героем». Я не хочу сомневаться в том, правильно ли сделал, что остался жить в Украине и трачу время на строительство своей страны. Я верю в то, что президент услышит меня и сделает шаг навстречу обществу.


Иван Росада, FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram