Встреча «Нормандской четверки»: «параллельные темы» в конце концов пересекаются
loader

Встреча «Нормандской четверки»: «параллельные темы» в конце концов пересекаются

  • Встреча Нормандской четверки параллельные темы в конце концов пересекаются

Киев: 11 июня состоялась встреча министров иностранных дел в формате «нормандской четверки» с участием руководителей внешнеполитических ведомств Украины, Германии, Франции и России (П. Климкин, Г. Мааса, Ж.-И. Ле Дриана и С. Лаврова). Это первая подобная встреча на уровне глав МИД за последние полтора года.

Важно подчеркнуть, что впервые главные дипломаты «нормандской четверки» подняли вопрос освобождения политических заключенных, содержащихся в России. Сами переговоры длились достаточно долго. Оценки со стороны самих участников проведенной беседы - отличаются. С одной стороны, звучали многочисленные заверения в «конструктивном диалоге». С другой, на ключевом вопросе о введении в ОРДЛО миротворцев участники переговоров «затормозили». По большому счету, на данный момент главным достижением встречи оказался сам факт ее проведения, а также начало обсуждения некоторых важных тем. О конкретных результатах для урегулирования конфликта на Донбассе пока говорить рано. 

Откуда взялась «формула Штайнмайера»? 

Важный момент - российская сторона публично напомнила о т. н. «формуле Штайнмайера». В частности, в обнародованном по факту встречи сообщении российского МИД содержится упоминание о необходимости реализации договоренности «нормандской четверки» от 19 октября 2016 о порядке вступления в силу закона об особом статусе Донбасса - договоренности, известной как «формула Штайнмайера».

Собственно, об этой «формуле» говорят давно, но далеко не все понимают, о чем на самом деле идет речь. Здесь необходимо подчеркнуть, что к бывшему министру иностранных дел Германии (и действующего президента ФРГ) Ф.- Штайнмайера она имеет достаточно опосредованное отношение.

Кстати, в 2015 году аналогичные по своему содержанию положения были также известны под названием «план Мореля» (по имени П. Мореля - представителя ОБСЕ). Этот «план», в частности, должен был строиться на основе особого закона о выборах на территории ОРДЛО и включать в себя следующие положения: прекращение огня; безопасность; прогрессивное возвращение к нормальной жизни; соглашение о дате, подтвержденная трехсторонним контактной группой; обеспечение наблюдения за выборами; закон о статусе территорий ОРДЛО, амнистия, гуманитарный доступ; определение территории и округов; объяснения по поводу общин на линии соприкосновения, как это проработано в рамках Рабочей группы по политическим вопросам.

Собственно, и «план Мореля», и «формула Штайнмайера» - это такая «экспортная» название для «плана Медведчука», содержательно полностью совпадает с последним. В частности, этот план исходит из приоритета реализации Украиной политической составляющей «Минских договоренностей». На практике это означает необходимость принятия верховной Радой ряда законов: об изменениях в Конституцию по децентрализации полномочий от Киева на места, об особом статусе ОРДЛО, об амнистии участникам боевых действий, и, наконец, о проведении выборов в «отдельных районах» Донбасса.

Здесь, опять же, стоит отметить, что сам Штайнмайер с 2016 года никакого интереса к реализации своей «формулы» не высказывал, а вот спецпредставитель Украины по вопросам гуманитарного характера в Минской контактной группе В. Медведчук от своего плана не отказывался никогда и достаточно активно его «продвигает» до сих пор. 

Вопрос освобождения заложников 

В этом контексте стоит напомнить, что во время встречи в «нормандской формате» одним из вопросов на повестке дня была ситуация с освобождением украинских заключенных, находящихся на территории ОРДЛО, Крыма и РФ. Здесь, опять-таки, стоит напомнить официальную позицию Кремля по освобождению заключенных украинцев.

Обсуждать судьбу украинцев, осужденных в России, будут представители соответствующей рабочей группы, сказал накануне пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, комментируя возможность обмена украинского режиссера Олега Сенцова для агентства «ТАСС». Песков подчеркнул, что работает соответствующая специальная рабочая группа, сделав акцент на фигуре Виктора Медведчука.

Таким образом, мы видим, что в рамках «нормандской группы» развиваются параллельно два сценария, ключевым фигурантом которых выступает В. Медведчук. На данный момент оба сюжеты

( «формула Штайнмайера» как план для реализации «Минских договоренностей» и вопросы обмена заключенных) вроде между собой не связаны. Однако при более внимательном изучении становится очевидно, что они имеют прямую связь, которую, однако, никто не спешит озвучивать публично. На данном этапе так же очевидно, что скоро эта связь станет достоянием широкой общественности.

Логика здесь выстраивается вполне внятная и очевидна. Демонстрируя успехи в направлении обмена пленных (самопровозглашенные ДНР и ЛНР ведут переговоры только с ним, а РФ постоянно дает понять, что для них вообще существует только один переговорщик), Медведчук одновременно выступает как основной автор для «компромиссного мирного плана», который ключевые игроки называют «формулой Штайнмайера» (очевидно, для «внешнего употребления»).

Здесь стоит напомнить, что после последнего масштабного обмена пленных под эгидой того же Медведчука 27 декабря 2017 по формуле «306 на 74» так же на повестке дня сразу же появился вопрос о перспективах реализации «Минских договоренностей». Так же как и после всех «точечных» обменов, которые проходили на протяжении последнего полугодия. Трудно не заметить выразительную связь всех этих процессов.

На фоне этого разворачивается настоящая драма, связана с судьбой заложников с украинским гражданством, которые сейчас находятся на территории РФ.

В частности, предварительные договоренности на высшем уровне о взаимных визитах омбудсменов из Украины и России к заключенным гражданам на территориях других государств. Однако попытки Л. Денисовой увидеться в России с А. Сенцовым оказались напрасными. Ее просто не допустили, что, очевидно, свидетельствует о наличии определенных политических препятствий на пути этих встреч. 

«Кнут» и «пряник» от Путина 

В этом контексте следует обратиться к анализу заявлений по поводу урегулирования конфликта на Донбассе от самого российского президента.

По сути, все заявления В. Путина по этому поводу вписываются в общую логику «кнута» и «пряника». «Кнут» - это угрозы, а «пряник» - это выгоды от скорейшего урегулирования конфликта.

В частности, во время последнего «общения с народом» лидер РФ сказал, что Российская Федерация продолжит «оказывать помощь» незаконным вооруженным формированием «ЛНР» и «ДНР» на украинском Донбассе, отвечая на вопрос о возможном «силовом сценарии» украинской армии на Донбассе.

Путин, в частности, выразил надежду, «что к таким провокациям не дойдет». «А если это случится, я думаю, что это будет иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности в целом», - подчеркнул он.

При этом в своем интервью для австрийского издания ORF, Президент Российской Федерации «удивляется», почему Украина до сих пор не предоставила Донбассу статуса территории с широкими полномочиями, как это в свое время сделал Кремль с Чечней.

«В ходе дискуссии, после всевозможных кровавых событий все же чеченский народ подписал договор с Российской Федерацией. РФ пошла на очень сложное для себя решение о предоставлении Чечне такого статуса, который определяет высокий уровень его самостоятельности в рамках Российской Федерации. Кстати, это именно могла бы сделать Украину по Донбассу. Почему они до сих пор этого не сделали?»- заявил Путин.

По сути, в данном случае мы имеем дело с апелляцией к «кнуту» и «прянику».

Кнут - это угроза «исчезновения украинской государственности» в случае «силового сценария» событий на Донбассе. Пряник - это весь «позитив» от того, чтобы ОРДЛО в составе Украины получило такой же статус, как Чечня в РФ. 

Встреча Путина с Трампом и новая «геополитическая реальность»? 

Почему именно сейчас, по мнению Кремля, сложилась лучшая ситуация, когда приходится выбирать из этих двух вариантов?

Причины, пожалуй, носят комплексный характер.

Во-первых, это формирование нового правительства в Италии, представители которого уже успели заявить о возможности отмены или ограничения санкций против РФ.

Во-вторых, это изменение позиции Франции, которая, в частности, выражается в том, что президент Э. Макрон перешел от антироссийской к компромиссной риторики в отношении Кремля.

Очевидно, это позволяет ставить вопрос об урегулировании конфликта на Донбассе «ребром». Причем Россия демонстрирует то, что сама она, очевидно, считает «склонностью к компромиссам».

В этом контексте последняя встреча на уровне министров иностранных дел интересна тем, что она является подготовительной для будущего саммита на уровне глав государств «Нормандской четверки». Пока не совсем ясно, какие варианты урегулирования будут утверждены на этой встрече, но основные «тренды» уже можно проследить.

Нельзя забывать и о долгожданной встрече в Хельсинки в июле президентов США и РФ - Д. Трампа и В. Путина, которая вызвала бурное обсуждение еще до ее начала. В частности, наибольшее беспокойство вызвал «повестку дня» этих переговоров, поскольку сам американский лидер заранее успел сделать ряд неоднозначных заявлений, поставив под сомнение дальнейшее непризнание аннексии Россией Крыма а также эффективность существования НАТО.

Конечно, идея «решить вместе» все проблемные вопросы с Россией может показаться интересной для американского лидера. Тем более, что «проблемных точек» в современном мире, где задействованы интересы США и РФ, не так уж и мало: от Сирии и Украины, и до КНДР.

В то же время, в реализации политики лидер из Вашингтона существенно ограничен как собственной администрацией, так и собственным Конгрессом и законодательством. В частности, т.н. «Актом в поддержку Украины», принятым в начале президентской каденции Трампа, где четко фиксировалось непризнание аннексий со стороны России за счет международно-признанной территории Украины.

Соответственно, встреча Трампа и Путина может начать общение между Вашингтоном и Москвой на высшем уровне, но вряд ли - что-то совершить. 

Реакция в украинском обществе 

Однако, все эти схемы и расписания имеют один дополнительный фактор, который нельзя не учитывать - реакция на любые договоренности и «схемы» в самом украинском обществе, которое, в конце концов, должен согласовать любые планы по мирному урегулированию конфликта в Донбассе.

В частности, проведены еще в прошлом году опросы общественного мнения в Украине показали, что более 60% граждан Украины считают важнейшей проблемой, требующей урегулирования - конфликт на Донбассе.

В то же время, по методам этого урегулирования единодушия все же нет. Уведены в апреле-мае этого года исследования общественного мнения показывают, что около 39% опрошенных украинский считают, что военная операция украинской армии для достижения решающей победы является эффективным способом урегулирования конфликта на Донбассе. В то же время, более 32% респондентов видят в варианте проведения военной операции путь к ухудшению нынешней ситуации.

Это обусловливает сложность имплементации любых «внешних» договоренностей в условиях украинской Верховной Рады, которая единственная может принимать любые решения относительно украинского законодательства.

Не будем забывать, что уже во второй половине 2019 должны состояться выборы в Верховную Раду. Это делает чрезвычайно опасным для любой политической партии слишком активно участвовать в реализации «мирных планов», ведь любые попытки мирных договоренностей означают компромиссы и непопулярные решения, которые могут быть опасны с точки зрения предвыборной стратегии.

Учитывая разделение электоральных настроений, политические партии, скорее, будут использовать тему «Минских договоренностей» и мирного урегулирования конфликта на Донбассе как средство политического позиционирования, а не как набор реальных шагов. 

Петр Олещук для FNI


Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram